Портал создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Копирайт Карта Контакты

8 495 921 2231

СсылкиОбучениеБиблиотекаСеминарыКонсультацииТесты Форум

Регистрация прав

 




 Гражданский кодекс РФ

ГК РФ Часть 1  

Часть 2 ГК РФ ст 454 - 1109

Часть 3 ГК РФ ст 1110-1224

 

Гражданский Кодекс РФ ч.4

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ПРАВА

 69 Общие вопросы ст 1225-1254

 70 Авторское право ст 1255-1302

 71 Смежные права ст 1303-1344

 72 Патентное право ст 1345-1407 

 75 Секрет производства ноу-хау

 76 Товарные знаки ст 1473-1541

 77 Единая технология 1542-1551  

 

Поправки и обновленный текст 4-й части ГК РФ второго чтения

Глава 69 Общие положения

Глава 70 Авторское право

Глава 71 Смежные права

Глава 72 Патентное право

 

Антипиратский закон

 

Уголовный кодекс РФ

Извлечение: статьи 146, 147, 180

 Закон О ПОЛИЦИИ

     (извлечения)

 

Кодекс об административных правонарушениях - КоАП (Извлечение)

 

Международные конвенции

Бернская  Всемирная  ДАП  ДИФ

 Промышленная собственность

X

Логин

Пароль


Запомнить меня
Защита контента сайта
Авторские права в мире

Защита сайта - защита правCopyright защита авторских прав

Защита авторских прав в Интернете - получить Копирайт на сайт

Действие законодательстваКомментарий Copyright.ru ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ в 4 части ГК РФПатент в новой упаковке закона

СПРАВОЧНИК

ПерсонажЦитированиеИдея и защита идейПлагиатСоавторКонтрафактКомпиляция, сборник

ИНТЕРЕСНАЯ ИДЕЯ

Предложите свои интересные идеи и они будут реализованы в новых произведениях и изобретениях

БИБЛИОТЕКА ЗАКОНОВ

Интеллектуальная собственность Закон об авторском правеМеждународное право Судебная практика защиты
Аналитика и статьи

Копирайт ТЕСТЫ

Все тесты - on-line в Интернете

Тест - Защита авторских прав

Регистрация авторских прав -  защита прав автора!

Свидетельство авторских прав

Регистрация программ баз данных

Использование товарного знака

Регистрация изобретенияПатентный поверенный

Мнения об авторском праве

2011 Авторское право и Интернет2010 Электронный контент и библиотечные системы - ЭБС

Конференции и семинары

Семинары, конференции, круглые столы, обучение и важные события по интеллектуальной собственности

Базы данных

Базы данных авторов

база патентов и изобретений

База права и лицензии

Консультация юристов

Специалисты практики консультируют по вопросам в сфере авторского, патентного и информационного права

Архив консультаций юриста

Консультация юриста 2015

Актуальные темы

Авторское право и КопирайтТемы в новостях и СМИ

Авторские права - Копирайт

Консультация + регистрация прав всего за 5000 руб - (495) 921-2231

 

]]>
]]>

1.3.1. Понимание интеллектуальной собственности как нематериального блага

]]> ]]>

 

 

1.3.1. Понимание интеллектуальной собственности как нематериального блага

 

 

 

Чаще всего подчеркивают "нематериальный характер" объектов интеллектуальной собственности, а саму ее предлагают понимать как "идеальное, духовное начало", "собственность на знание и информацию", право на нечто нематериальное: совокупность новых идей, образов, понятий, решений тех или иных технических или художественно-конструкторских задач и т.д. ("неосязаемых", в отличие от их вещественного носителя, делающего их доступными для органов чувств). Для результатов творческой деятельности часто используют термин "произведение", под которым понимают саму творческую мысль, а не материальный предмет, объективно ее выражающий: "произведение - это результат творческой деятельности автора, выраженный в объективной форме. Творческая деятельность - это деятельность человеческого мозга, который способен создавать только идеальные образы, а не предметы материального мира. Следовательно, само произведение не материальный, а идеальный объект".1

 

Интеллектуальную собственность при этом предлагают рассматривать как правовой институт, обеспечивающий охрану и использование нематериальных благ, являющихся продуктами интеллектуальной деятельности, а материальный носитель творческого результата такой деятельности - только в качестве вещи, которая может передаваться в собственность другим лицам, может быть уничтожена (при этом сам результат интеллектуальной деятельности, являясь благом нематериальным, сохраняется за его создателем).2

 

Далее приводятся основные варианты подобного рода теорий.

 

А. Применение юридической модели классических вещных прав к результатам интеллектуальной деятельности (объектам интеллектуальной собственности)

 

В литературе иногда встречается упрощенная концепция интеллектуальной собственности, приверженцы которой предлагают считать все объекты интеллектуальной собственности "нетелесными вещами", "нематериальными благами", но использовать при этом для характеристики содержания одноименного права юридическую модель классических вещных прав,3 то есть триаду правомочий:

  • владение - фактическое господство над "вещью";
  • пользование - извлечение полезных свойств из "вещи";
  • распоряжение - право собственника определять юридическую судьбу "вещи".

Структура правомочий субъекта права интеллектуальной собственности строится по аналогичной схеме.

 

Правомочие владения определяется как "фактическое знание субъектом тех идей и решений, из которых складывается новшество, и основанные на этом личные неимущественные права авторов произведений". Учитывая "эффект размножения идей" при их обнародовании и обмене, принципиальную возможность познания любой идеи неограниченным кругом субъектов, правомочие владения корректнее было бы характеризовать не через простое "знание", а через знание "первоначальное", принадлежащее подлинному творцу новой идеи, то есть понимать владение как доказуемое первознание.


1Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. М., 1996. С. 32.
2См.: Гражданское право. Часть 1. Изд. 2-е. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 213-214.
3См., например: Городов О. "Собственность" и "интеллектуальная собственность" // Интеллектуальная собственность. 1994. № 9-10. С. 3-9; Рассудовский В. Интеллектуальная собственность и инновационное предпринимательство // Российская юстиция. 1994. № 12. С. 10-13.

вверх

 

 

Правомочия пользования и распоряжения "являются исключительными (монопольными) правами и все виды вознаграждения автору следует рассматривать как плату за лицензию или уступку права".1

Помимо традиционной триады правомочий интеллектуального собственника предлагается наделить также правомочиями авторства.

 

Сторонники отрицательного ответа на вопрос о том, возможно ли использовать юридическую модель классических вещных прав для характеристики категории "интеллектуальная собственность", указывают, что права на объекты интеллектуальной деятельности не могут быть точно описаны классической триадой правомочий, поскольку последние отражают материальный характер объекта, его ограниченность в пространстве. Конструкция правомочий владения, пользования и распоряжения целиком привязана к особенностям охраны и использования "телесных объектов" - вещей. Кроме того, возведение в абсолют классической триады правомочий умаляет реальное многообразие прав на объекты интеллектуальной собственности.

 

Действительно, рассматриваемая конструкция во многом противоречива. Если неразрывно связывать интеллектуальную собственность с личностью творца идеи, то приходится признавать, что она не может быть объектом сделок, товаром, следовательно, использование классической триады правомочий становится бессмысленным. Допущение же возможности правопреемства приводит к механическому переносу содержания права вещной собственности на идеальные объекты, и тогда использование понятий владения, пользования и распоряжения оказывается невозможным.

 

Однако полностью отвергать такой подход не следует, поскольку при понимании интеллектуальной собственности как имеющего объективную форму выражения результата интеллектуальной деятельности (см. далее) использование юридической модели классических вещных прав может не только облегчать характеристику содержания права интеллектуальной собственности и ее соотнесение с собственностью вещной, но и приводить к нахождению глубоких и точных юридических закономерностей.


1Рассудовский В. Интеллектуальная собственность и инновационное предпринимательство // Российская юстиция. 1994. № 12. С. 11.

вверх

 

 

Б. Использование философии римского права: разделение вещей на телесные и нетелесные

 

Оригинальное решение проблемы предлагала философия римского права: разделение вещей на телесные и нетелесные. "Телесные вещи - те, которые могут быть осязаемы... Бестелесные вещи - те, которые не могут быть осязаемы: таковы те вещи, которые состоят из права, являются правами".1

 

В Древнем Риме объектом права собственности считалось "res" и, соответственно, одной из наиболее распространенных его характеристик признавалась известная формула Дигест "dominimum rerum" ("господство над вещью"). Однако определенные сложности были связаны с тем, что ключевое слово - "res" имело множество значений. В конечном счете, оно оказывалось особенно близким понятию "объект права".2 В этом своем качестве "res" выступало как антипод другого понятия - persona ("личность"). Поэтому возникала необходимость производить дальнейшее деление.

 

В классический период в римском праве выработалось понятие вещей в широком значении. Им охватывались не только вещи в обычном смысле материальных предметов внешнего мира, но также юридические отношения и права (См., например, Дигесты 50.16.23).

 

Разделение вещей на телесные ("corporales"), которые можно осязать, и бестелесные ("incorporales"), которые осязать нельзя, было закреплено еще римским юристом Гаем в его "Институциях". Смысл последних усматривался в том, что "сюда относятся все права: вещные, обязательственные, семейные, сюда же принадлежат и наследственные права".3 В качестве примеров бестелесных вещей Гай называет наследство, узуфрукт, обязательства: "Бестелесные - это те вещи, которые не могут быть осязаемы; к таковым принадлежат те, которые заключаются в праве, например, наследство, узуфрукт, обязательства, каким бы то ни было образом заключенные, и нисколько не важно то, что в наследстве заключаются физические вещи, ибо и плоды, которые собираются с земли, суть физического характера, а также и то, что нам следует по какому-либо обязательству, большей частью есть физический предмет, как, например, земля, раб, деньги; но самое право наследования, право узуфрукта, обязательственные права считаются ... бестелесными вещами. В том же числе находятся права городских и сельских имений, называемые также сервитутами" (Гай. Институции. 2.13.14).4


1"Дигесты Юстиниана". М., 1984. С. 39.
2См.: Брагинский М.И. Гражданский кодекс и объекты права собственности // Журнал российского права. 1997. № 1. С. 76.
3Барон Ю. Система римского гражданского права // Цит. по: Брагинский М.И. Гражданский кодекс и объекты права собственности // Журнал российского права. 1997. № 1. С. 76.
4Гай. Институции. М., 1997. С. 87.

вверх

 

 

Следует отметить, что в числе примеров "вещей бестелесных" Гай не упоминает права собственности: римские юристы не различали в достаточной степени право собственности на вещь и саму вещь, вследствие чего право собственности попадало у них в категорию телесных вещей. В отрывке из комментария Ульпиана к преторскому эдикту в Дигестах (5.3.18.2) на вопрос о том, что составляет предмет иска о наследстве, дается ответ, что предмет этого иска составляют все вещи наследства, будут ли то "права" или "телесные предметы". Сопоставляя это место источников с примерами, приводимыми Гаем, приходится признать, что, разделяя вещи на телесные и бестелесные, Гай подразумевал под последними не вещи в смысле предметов внешнего мира, а именно права.1

 

Римские юристы находились под сильным влиянием учения Аристотеля, у которого форма пользовалась приоритетом перед содержанием, материей: "материя есть в возможности, потому что она может приобрести форму; а когда она есть в действительности, у нее уже есть форма... Материя существует не в действительности, а в возможности: И скорее за начало - более важное, нежели материя, - можно было бы принять форму..." (Аристотель, "Метафизика"). "Форма дает бытие вещи", - считали римские юристы.

 

Согласно учению перипатетиков (последователей философской школы, основанной Аристотелем), с философской точки зрения все вещи можно характеризовать определенным набором свойств, качеств, признаков, в том числе и правовых, нетелесных по определению. Поэтому Гай утверждает, что и нетелесная по определению "аристотелева сущность" телесной вещи, и нетелесная сущность нетелесной вещи могут быть охарактеризованы определенной совокупностью нетелесных же правовых признаков.2 Отсюда вытекает возможность нахождения общности между правомочиями собственника на телесные и нетелесные вещи с учетом особенностей, присущих последним, например, "очевидно, что передача не применяется к бестелесным вещам" (Гай. Институции. 2.13.28). Это позволяло институту нетелесной собственности использовать те же по форме правомочия, которые составляли содержание собственности на телесные вещи. Очевидно, что такой подход не соответствует доктрине и системе российского права и "непосредственное" его использование в российском законодательстве оказывается невозможным.

 

По мнению С.С. Алексеева наиболее перспективное направление развития юридической мысли в настоящее время - направление, которое соединит ценности многовековой мировой юридической культуры (со скрупулезным анализом юридических категорий, трактовкой их природы, классификации и т.д.) с институтами современного гражданского права, отвечающего требованиям высокоразвитой постиндустриальной рыночной экономики: "Именно в соединении ценностей мировой юридической культуры и новых институтов современного общества можно ожидать наиболее крупных шагов в развитии юридической науки".3

 

Традиционная концепция вещной собственности исходит из того, что в основе механизма имущественных отношений лежит право собственности на материальные объекты. Однако экономическое и научно-техническое развитие привело к модернизации концепции имущества, необычайному расширению этого понятия и, соответственно, к юридическому признанию новых видов имущества, множественности их модификаций. Это расширение объектов права собственности и иных вещных прав пошло по двум направлениям. Во-первых, научно-технический прогресс, сопровождающийся резким возрастанием роли в хозяйстве новых энергетических ресурсов и сырьевых источников производства, обусловил расширение самого понятия "вещественной" собственности. К имуществу как к объекту собственности начали относить электроэнергию и газ, а затем и другие виды энергии и сырья, выходящие за границы традиционного понимания "вещей". Вторым направлением в расширении круга объектов вещных прав явились разработка и использование концепции "бестелесного имущества", к которому в этом случае относят объекты интеллектуальной собственности, ценные бумаги и т.д.


1См.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1994. С. 147-148.
2См.: Мамаев В.М. Интеллектуальная собственность: прошлое и настоящее // Общественные науки и современность. 1996. № 4. С. 38-444.
3Цит. по: Мурзин Д. В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М., 1998. С. 1.

вверх

 

 

Р. Саватье теоретически обосновал практически безграничное расширение объектов права собственности на современном этапе и дал определение бестелесного имущества, заявив, что это "абстрактные права, имеющие определенную стоимость, выраженную в деньгах. Это результат развития юридической техники... Юридико-технические абстракции потеснили телесные вещи. Реальные вещи выступают в юридической жизни только через посредство прав, которые осуществляются в отношении этих вещей, - это права вещные либо обязательственные... Каждое из этих прав может стать предметом сделки. С того момента, когда возникает возможность такой продажи, права становятся имуществом".1 Разумеется, такая позиция означает принципиальный отход от первоначального, традиционного понимания объектов права собственности. О возможных результатах говорить пока рано, но следует отметить, что в сфере уголовного права российские ученые в связи с разработкой понятия имущества как объекта преступлений против собственности не сомневаются, что категория бестелесного имущества изначально присуща современному гражданскому праву.2 Кроме того, российский законодатель уже пошел по пути признания права объектом купли-продажи, мены и дарения.

 

Отказ от признания права одним из возможных объектов собственности приобретает особое значение в связи в связи со статьей 35 Конституции России, которая провозглашает, что "право частной собственности охраняется законом" и "никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда". Указанная статья явно подразумевает, что в необходимых случаях объектом защиты является не только вещная часть собственности, но в такой же мере и принадлежащие собственнику иные права, например, право распоряжаться находящимися на банковском счете деньгами.3

 

Наконец, следует учитывать последствия предлагаемого иногда ограничения круга объектов права собственности для области международного частного права. Речь идет о пределах действия иммунитета собственности государства. При всей сложности этого вопроса не вызывало сомнений то обстоятельство, что он должен в одинаковой мере относиться и к вещам и к правам, принадлежащим государству. Примером может служить неоднократно упоминавшееся в литературе дело "Лена Голдфилдс Лимитед". При рассмотрении иска, заявленного советскому государству, Верховный суд штата Нью-Йорк отверг возможность обращения взыскания по долгам советского государства на его денежные средства, хранящиеся на счете в "Чейз Манхеттен Банк", ссылаясь именно на "иммунитет собственности государства".4


1Саватье Р. Теория обязательств. М.: Прогресс, 1972. С. 53-54.
2См.: Клепицкий И.А. Собственность и имущество в уголовном праве // Государство и право. 1997. № 5. С. 74.
3См.: Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. М., 1997. С. 262-265.
4См.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1994. С. 155-156.

вверх

 

 

Интересной задачей представляется исследование проблемы о категорическом отрицании позднейшим гражданским правом бестелесных вещей римского частного права, обусловленном различием психологии античной и современной цивилизаций: бестелесное имущество появилось в римском частном праве в силу его непревзойденной логичности, доходящей в некоторых случаях до крайностей; бестелесное имущество было отвергнуто постантичным гражданским правом из-за практицизма западной цивилизации и ее излишнего увлечения философией материализма.1 Но непревзойденность "писаного разума" выразилась в том, что современная континентальная юриспруденция постепенно возвращается к освоению концепции бестелесного имущества ввиду не сделанной вовремя рецепции. Что же касается англосаксонского права, которое дошло до "бестелесных вещей" своим путем, то, с одной стороны, нельзя отрицать "интуитивный параллелизм в развитии римского и английского права",2 а с другой стороны, данное обстоятельство заставляет думать об этой категории как необходимой для юриспруденции.

 

 

В. Понятие собственности и интеллектуальной собственности в англо-американской правовой системе

 

Англо-американская правовая доктрина склонна к предельному расширению понятия собственности. В странах общего права понятие вещи распространено не только на материальные объекты, но и на имущественные права. Поэтому понятие собственности в Англии и других странах общего права распространяется не только на материальные вещи, но и на права требования: различается "реальная собственность" и "персональная собственность". Первая включает материальные предметы, вторая - различные виды прав требований.3 Такое положение сложилось еще в средние века, когда многие имущественные права зависели от сословного или внутрисословного положения лица. Однако оно оказалось полезным в современных условиях, когда существенно изменился состав имущества, участвующего в экономическом обороте.

 

Собственность (proprietorship) в англо-американской правовой системе трактуется предельно широко. К ней относят даже некоторые права требования (например, на получение пенсий, пособий, алиментов и т.п.), исключительные права (интеллектуальную собственность), особенно если они отчуждаемы. "Логика рассуждений при этом такова - раз право может быть отчуждено, оно является вещью, пусть и особого рода, а значит, может выступать как объект права собственности".4

 

Авторы из ряда стран общего права пытаются дать универсальное определение собственности путем составления своего рода каталога правомочий собственника. Один из вариантов такого определения предложен англичанином А. Оноре, использующим не три основные элемента права собственности, как это принято в странах континентальной системы права, а одиннадцать элементов:5

  1. право владения, понимаемое как исключительный физический контроль над вещью или как право исключительного ее использования; если "вещь" не может находиться в физическом обладании (например, из-за нетелесной природы), владение может пониматься "метафорически" (образно) или просто как право исключить других лиц от какого-либо ее использования;
  2. право пользования, понимаемое как право личного использования вещи, если оно не включает два следующие правомочия;
  3. право управления, то есть право решать, как и кем может быть использована вещь;
  4. право на доход, то есть на те блага, которые дает реализация двух предыдущих правомочий (личного пользования вещью и разрешения другим лицам пользоваться ею);
  5. право на отчуждение, потребление, трату по своему усмотрению, "проматывание", изменение или уничтожение вещи;
  6. гарантия от экспроприации или право на безопасность;
  7. право передавать вещь;
  8. отсутствие срока, то есть бессрочность;
  9. запрещение использовать вещь во вред другим и обязанность предотвращать использование вещи вредным для других способом;
  10. ответственность в виде взыскания, то есть возможность отобрания вещи в уплату долга;
  11. остаточный характер права собственности, то есть существование правил, обеспечивающих восстановление нарушенных прав собственника.

1См.: Мурзин Д. В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М., 1998. С. 70.
2Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. М.: Международные отношения, 1995. С. 282.
3См.: Халфина Р.О. Цивилизованный рынок: правила игры. М.., 1993. С. 37.
4Гражданское право. Часть 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 73.
5См.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М. 1992. С. 67-68; Ефимова Л.Г. Банковское право: Учебное и практическое пособие. М., 1994. С. 254-255.

вверх

 

 

Некоторые западные авторы, разделяя в целом взгляды А. Оноре, вносят в определение собственности отдельные уточнения. Так, американский юрист Л. Беккер, исследуя данное А. Оноре "полное" определение права собственности, пришел к выводу, что правом собственности могут быть названы далеко не все из вышеназванных правомочий, а только некоторые элементы или их сочетания. Последние образуют варианты права собственности. По мнению Л. Беккера, наиболее фундаментальным является право на отчуждение, которое (взятое изолированно или в сочетании с другими элементами) может рассматриваться в качестве права собственности. Кроме него Л. Беккер к собственности относит также право на доход, владение, пользование, при условии, что каждое из этих правомочий является бессрочным и гарантированным от экспроприации. Наконец, к праву собственности он относит и любое сочетание элементов, указанных А. Оноре, если в это право входит хотя бы одно из "подлинных" правомочий собственника.1 По подсчетам Л. Беккера, эти сочетания дают около полутора тысяч комбинаций, что позволяет говорить о возможности существования около полутора тысяч вариантов прав собственности. Это количество многократно возрастает, если в определении собственности учитывать и цели соответствующего права.

 

Существующее в англо-американской правовой системе различение "осязаемого имущества" и "неосязаемого имущества" близко к разделению вещей на "телесные вещи" и "нетелесные вещи", использованному в римском праве. Такой подход открывает определенные возможности для построения юридических конструкций, применимых к отношениям, связанным с хозяйственным обращением интеллектуальных ценностей, однако "слепое перенесение на российскую почву даже самых совершенных чужеземных законов невозможно" (А.Л. Маковский),2 а вред, причиняемый смешением двух разнонаправленных правовых систем, не может быть оправдан соображениями практического "удобства" такого смешения.

 

Г. Теория исключительных прав

 

Категория "интеллектуальная собственность" ("промышленная собственность") возникла еще в XIX веке, причем сформировалась не сразу. Параллельно с ней существовала другая категория - исключительных прав, (или промышленных прав, или прав на достижения в области науки и техники и т.п.) - также широко применявшаяся в отношении результатов интеллектуального творчества и охватывавшая авторские, изобретательские и подобные им права.


1См.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М., 1992. С. 68.
2Цит. по: Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. редактор А.Л. Маковский. М., 1998. 480 с.

вверх

 

Чтобы результаты интеллектуальной деятельности могли участвовать в экономическом обороте, на них нужно было закрепить право, аналогичное по функции абсолютному праву вещной собственности. Однако в силу того, что объекты интеллектуальной собственности предлагалось рассматривать как блага нематериальные (правовой режим, устанавливаемый в отношении объекта, всегда в значительной степени определяется именно его натуральными свойствами), делался однозначный вывод, что на объекты интеллектуальной собственности нельзя распространять правовой режим, установленный для вещей. Указывая на ошибочность взглядов сторонников "отождествления идей с объектами", приверженцы теории исключительных прав отмечают, что "изобретение нельзя отождествить с машиной, в которой оно воплощено. Литературное произведение нельзя отождествить с рукописью или книгой. Это - некая совокупность идей, являющаяся результатом интеллектуальной деятельности, представляющих общественную ценность независимо от тех объектов, в которых они воплощены, ибо они могут быть закреплены и в других объектах".1

 

Выражая уверенность в том, что "проприетарная теория авторских прав не смогла в должной мере отразить их юридическую природу как комплекса личных и имущественных правомочий автора"2, ее противники предложили сформировать в отношении идеальных результатов интеллектуальной деятельности самостоятельный вид прав, предлагая именовать их исключительными правами.3 Появление термина "интеллектуальная собственность" сторонники теории исключительных прав объясняют простым "желанием втиснуть сравнительно новый институт в освященные традицией схемы", считая, что сам термин "собственность" употребляется в этом случае в специальном, переносном смысле, чтобы подчеркнуть полноту и исключительность прав авторов - создателей интеллектуальных благ. Интеллектуальную собственность предлагается понимать как "условное собирательное понятие, которое используется в ряде международных конвенций и в законодательстве многих стран для обозначения совокупности исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и прежде всего творческие достижения, а также приравненные к ним по правовому режиму средства индивидуализации юридических лиц, продукции, работ, услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.д.)",4 как совокупность правомочий на авторство, имя, распространение, воспроизведение, вознаграждение и других. Сторонники конструкции исключительных прав полагают, что применение термина "интеллектуальная собственность" правомерно только в том случае, если относиться к нему как к условному, имеющему политическое и экономическое значение, но не юридическое содержание. Юридически гораздо более точным они считают термин "исключительные права", который также широко употребляется в российском законодательстве и международной практике.


1Дозорцев В.А. На рынке идей // Закон. 1993. № 2. С. 38-42.
2Гражданское право. В 2-х томах. Т. 1 /Под ред. Е.А. Суханова. М., 1994. С. 316.
3См.: Зенин А.И. Основы гражданского права России. М., 1993. С. 288.
4Гражданское право. Часть 1. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 213.

вверх

 

 

Глобальный взгляд на проблему исключительных прав представил проф. В.А. Дозорцев: "Исключительные права выполняют в отношении нематериальных объектов ту же функцию, что и право собственности в отношении материальных. Исключительное право и есть абсолютное право на нематериальные объекты, только использующее в соответствии с натуральными свойствами объекта другие правовые средства, чем право собственности".1 Используя центральное понятие - исключительное право - стремятся создать единый институт "исключительных прав", соответствующий нематериальной природе объектов, интеллектуальному характеру труда по их созданию, сходству в оформлении и исключительному характеру некоторых правомочий. Именно данная теория была положена в основу при подготовке раздела V проекта третьей части ГК РФ (подробнее см. пункт 2.1.1.).

 

Само понятие "исключительные права" берет начало из так называемой "теории частноправовой монополии", разработанной в конце прошлого века Рогэнем.2 Сущность авторского права последний видел не в возможности пользования предметом, а в способности воспрепятствовать всем остальным присваивать предмет, идею. Под "монополией" он понимал невозможность пользоваться другим данной вещью как свойство, присущее всем абсолютным правам. Теория исключительности авторских прав была детально разработана еще в русской дореволюционной литературе и воплотилась в законе 1911 года. Рассматривая общее понятие об исключительных правах Г.Ф. Шершеневич утверждал, что "исключительное право представляет юридическую возможность совершения известного рода действий с устранением всех прочих от подражания. Пассивными субъектами исключительных прав являются все сограждане".3

 

В действующем законодательстве и в современной науке гражданского права данная теория получила свое дальнейшее развитие. Термин "исключительные права" закреплен в российском законодательстве (см., например, статьи 128 и 138 ГК РФ). В новом авторском законодательстве указывается, что авторское право носит исключительный характер. Сложившееся в настоящее время понимание исключительного характера авторских прав состоит в том, что принадлежащие создателю произведения авторские права препятствуют другим лицам использовать произведение, иными словами, обеспечивают их носителям правомочия на совершение различных действий с одновременным запрещением всем другим лицам совершать указанные действия.4 Современные исследователи авторского права усматривают исключительный характер авторских прав "в признании того, что только сам обладатель авторского права, то есть автор или его правопреемник может решать вопрос об осуществлении авторских правомочий и прежде всего тех из них, которые связаны с использованием произведения".5 Предполагается, что автор по своей воле, независимо от воли других лиц, разрешает либо запрещает использование созданного им произведения.

 

Закрепление исключительных прав означает, что никто другой не может без разрешения правообладателя использовать охраняемый объект. В случае противоправного использования применяются санкции: устанавливается запрет на действия, которые составляют нарушение, и взыскиваются убытки, понесенные правообладателем. "Следует считать (и таково единодушное мнение, высказываемое в литературе), что исключительное право состоит в том, что его обладатель вправе запретить использование этого права любому третьему лицу.


1Дозорцев В.А. Комментарий к схеме "Система исключительных прав" // Дело и право. 1996. № 4. С. 39-43; № 5. С. 23-28.
2См.: Степанова О.А. Передача исключительных прав по авторскому договору // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1997. № 6. С. 103.
3Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права // Цит. по: Макагонова Н.В. О некоторых нерешенных проблемах законодательства по авторскому праву // Государство и право. 1996. № 1. С. 54.
4См.: Гражданское право. В 2-х томах. Т. 1. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1994, С. 314.
5Сергеев А.П. Авторское право России. С.-Петербург, 1994. С. 123.

вверх

 

 

Вместе с тем обладатель исключительных прав во многих случаях может разрешить их использование третьим лицам, то есть передать свое исключительное право либо целиком (уступка права), либо частично (договор)".1 Исключительность прав ассоциируется с монополией их владельца, можно сказать, что исключительное право относится к "легальным видам монополии".2

 

Некоторые авторы, например, проф. И.А. Зенин, относят исключительные права к категории абсолютных прав, одним из важнейших видов которых является право собственности и другие вещные права.

 

Вопрос о соотношении исключительных прав и права собственности заслуживает особого рассмотрения. Внимательный анализ содержания правомочий собственника и их ограничений (см. далее) позволяет сделать вывод о том, что исключительные права не могут быть приравнены к праву собственности, а право собственности не может быть отнесено к исключительным правам. Исключительное право и право собственности имеют совершенно разную направленность. Право собственности, как будет показано далее, обеспечивает своему обладателю прежде всего юридическую возможность господства над имуществом, совершения допускаемых законом действий в отношении этого имущества. Для права собственности характерна именно эта "позитивность" правомочий собственника, запрет на вмешательство иным лицам в сферу хозяйственного господства собственника носит акцессорный, дополнительный характер, служит только обеспечению основных возможностей, предоставляемых собственнику. "Негативный" характер обладателя исключительных прав вытекает даже из их названия: основу их составляет устранение всех третьих лиц от использования соответствующих объектов (в этом вопросе единодушны все сторонники данной теории).

 

Такой подход был бы вполне правомерен, если бы в понятие исключительных прав включались только личные неимущественные права, характерными признаками которых обычно признается их неразрывная связь с личностью, неотчуждаемость и непередаваемость иным способом. Однако распространение данного понятия на имущественные права, призванные обеспечивать экономический оборот "интеллектуальных ценностей", абсолютно нецелесообразно.

 

Система исключительных прав (правомочий обладателей права интеллектуальной собственности) призвана обеспечивать разумное и справедливое равновесие между правами авторов (изобретателей), с одной стороны, и интересами общества, с другой, в отношении доступа к результатам творчества. Установление "монополии, ограничиваемой интересами общества" предполагает достижение договоренности, компромисса разнонаправленных интересов.3 Историю авторского и патентного законодательства на протяжении трех последних столетий можно рассматривать как поиски своего рода "социального контракта" между обществом и автором (изобретателем). Поскольку все побеждают лишь тогда, когда полной победы никто не одерживает, при создании "юридической оболочки", законодательного обеспечения интеллектуальной собственности широко применялся "стиль уступок": чтобы каждый что-то выиграл, каждый должен что-то проиграть. На такой основе и происходил перевод на юридический язык социально-политических и экономических требований.

 

Вдохновение плодотворно, когда оно хорошо организовано и своевременно оплачено. Одной из важнейших целей установления системы исключительных прав (системы правомочий обладателей прав интеллектуальной собственности) является обеспечение социальных интересов творческих работников, прежде всего - предоставление им возможности обеспечивать себя за счет собственной работы. Эта социальная функция права интеллектуальной собственности осуществляется путем нахождения разумного компромисса между правообладателями и остальными членами общества.


1Гаврилов Э.П. Права на интеллектуальную собственность в новом Гражданском кодексе Российской Федерации // Государство и право. 1995. № 11. С. 61-65.
2Верина О. Ограничительные условия в лицензионных договорах // Интеллектуальная собственность. 1997. № 7-8. С. 23.
3См.: Корраль-Бертран М. Правовые аспекты защиты генома // Бюллетень по авторскому праву. 1995. № 3. С. 16-32.

вверх

 

 

Право интеллектуальной собственности в своей основе является юридическим выражением осознания государством важности культуры и прогресса для сохранения и развития общества. Поддержка и защита творчества, охрана результатов интеллектуальной деятельности непосредственно связаны с защитой свободы личности, прав человека. Однако необходимо учитывать "двойственную реальность", характерную для данного института, - не только культурную ("духовную"), но и экономическую. Необходимо считаться не только с "моральными соображениями", но и с политическими факторами, социальными проблемами, воспринимать действительность такой, какова она есть, а не такой, какова она могла бы быть. Юриспруденция, как медицина и политика, начинается с запрета на употребление фразы: "Я хочу добра, я не хочу того, что существует", причем если политика - это искусство возможного, то право - это наука необходимого. Для современности характерно не только усиление защиты личных неимущественных ("моральных") авторских прав, но и одновременно дальнейшая "коммерциализация" имущественных ("экономических") прав.

 

Само понятие "интеллектуальная собственность" возникло как реакция на массовое применение товарно-денежной формы в сфере "духовного производства": задачей права в данной сфере никогда не было установление запрета, устранение всех "посторонних" лиц от приобщения к культурным ценностям или техническим новациям; задачей права признавалось только разумное (с точки зрения общества в целом) обеспечение интересов создателей интеллектуальных ценностей и лиц, предоставивших средства для их создания. Правовые нормы нельзя основывать на "пожеланиях" какой-либо отдельной категории, группы людей. Историю законодательства об интеллектуальной собственности на протяжении трех последних столетий можно рассматривать как поиск разумного баланса интересов, своего рода "социального контракта" между автором и обществом, равновесия между правами личности и интересами общества, между тем, что относится к сфере культуры, и тем, что относится к сфере коммерции.

 

Способствуя созданию условий для занятия творческим трудом, обеспечивая правовое признание и охрану достигнутых результатов, закрепляя за авторами и изобретателями права на использование созданных ими произведений и получение доходов от такого использования, поддерживая "пламя гения топливом интереса" (А. Линкольн), право одновременно создает условия для использования произведений в интересах общества, в целях образования и просвещения, научного и технологического прогресса, ознакомления самой широкой аудитории с культурным наследием и новыми творческими достижениями. Еще сто пятьдесят лет назад американскими судьями была сформулирована доктрина "допустимого использования", позволяющая в отдельных случаях ограниченное и некоммерческое использование объектов, защищенных авторским правом. Эта доктрина явилась одной из самых первых попыток "сбалансировать" интерес общества в свободном потоке идей и знаний с интересом автора в справедливом вознаграждении за творческий труд. Позднее подобные положения были закреплены законодательно.1


1Мильгром В. Дело "БЕТАМАКС": двенадцать лет спустя // Интеллектуальная собственность. 1995. № 11/12. С. 59.

вверх

 

 

Основу имущественных прав составляют право использования и право распоряжения использованием объекта интеллектуальной собственности, состоящее в возможности выдачи правообладателем разрешений третьим лицам использовать принадлежащий ему объект в форме отчуждения (уступки) права использования (то есть полной передачи его другому лицу с прекращением соответствующего права прежнего правообладателя), либо в форме выдачи разрешения (лицензии) на такое использование объекта (прежний правообладатель при этом сохраняет свое право хотя бы частично). "В условиях рыночной экономики имущественные права на объекты интеллектуальной собственности можно рассматривать как товар особого рода, который можно отчуждать в товарно-денежной форме",1 что открывает перед творцами интеллектуальных ценностей целый "лабиринт возможностей". При этом и правообладатели, и добросовестные пользователи стремятся не к "условной" свободе, обеспечиваемой неточностью и пробельностью правовых формулировок, а к четкой правовой модели взаимодействия друг с другом и с органами государства.

 

Авторское право исторически возникло как специфическое средство правовой охраны интересов издателей и книготорговцев. Издатель всегда оставался главным партнером писателя. Во многом авторское право и сейчас остается "правом издателей" более, чем "правом авторов", защищая интересы издательства через защиту интересов автора.2 Для реализации результата творческой деятельности чаще всего необходимо наличие определенной организации, принимающей на себя, в расчете на соответствующие доходы, доведение этого результата до тех, для кого он предназначается: читателя, зрителя, слушателя. Исключительное право автора передается такой организации по соответствующему договору с издательством, киностудией, студией звукозаписи и т.п. Условия таких договоров призваны охранять права автора, обеспечивать справедливую оценку его вклада в производственную, культурную, социальную жизнь общества. Возможность передачи имущественных авторских прав не только отвечает интересам организаций-пользователей, но и укрепляет всю систему авторских прав, повышает ее значение, что косвенно улучшает социальное положение самих авторов.

 

В странах англо-американской правовой системы либо авторские права, как личные неимущественные (моральные), так и имущественные, могут быть уступлены по договору (например, по договору о найме), либо устанавливается возможность полной уступки только имущественных прав, а личные неимущественные права авторов просто не включаются в понятие авторских прав и не могут быть уступлены. Во французской правовой системе личные неимущественные права непередаваемы, а имущественные авторские права могут быть уступлены. Российский закон в этом смысле очень близок к французскому образцу. В законе об авторском праве ФРГ говорится о том, что авторские права не передаются ни полностью, ни частично. В теории, законодательстве и практике германских судов имущественные авторские права как бы "расщеплены", причем основная их часть участвует в гражданском обороте, не именуясь "авторскими".3

 

Подавляющее большинство авторских произведений создается в рамках выполнения служебных обязанностей. Авторское право на это "служебное" произведение сохраняется. В России "первоначальное право" на служебные произведения (изобретения) возникает у работодателя, который может определять его судьбу по своему усмотрению. "По сути дела, в отношении служебного произведения права автора (имущественные авторские права) автоматически превращаются в право работодателя".4


1Гришаев С. Коммерция и авторское право // Закон. 1994. № 1. С. 92.
2См.: Халфина Р.О. Цивилизованный рынок: правила игры. М.: Издательство ТЕИС, 1993. С. 129.
3См. подробнее: Гаврилов Э.П. Авторское право России на современном этапе // Бюллетень по авторскому праву. 1995. № 2. С. 44-46.
4Гаврилов Э.П. Авторское право России на современном этапе // Бюллетень по авторскому праву. 1995. " 2. С. 42-53.

вверх

 

 

Во всем мире работодатели приобретают гораздо более широкие права на использование служебных произведений. В большинстве стран выплата вознаграждения за служебные изобретения не производится.1

 

Закон закрепляет исключительные права на использование и распоряжение объектами, охраняемыми патентами, за патентообладателями. Обычно изобретатель и владелец патента - это разные лица. Патент служит не для подтверждения интеллекта гражданина-творца, а для защиты патентообладателя от использования запатентованного объекта без его разрешения (за исключением случаев, предусмотренных действующим в стране законодательством). В одном из решений Верховного суда США было сказано: "Патент - это не лицензия на охоту. Патент - это и не награда за проводимые исследования, а компенсация за успешное завершение исследований".2 Устанавливаемая патентом "временная юридическая монополия" обеспечивает его обладателю возможность поддерживать экономическую монополию на объекты техники и технологии. "Монополией мечтает обладать каждый бизнесмен. Это - единственная вещь, которая способна избавить его от конкуренции".3 Закрепленный с помощью патента за его обладателем объект промышленной собственности может обращаться на рынке на основе лицензионного договора, причем переуступка прав на объекты промышленной собственности может происходить еще до получения патента, до момента регистрации соответствующего объекта. Физические и юридические лица могут получить патент, если они согласны на это, путем указания автором (авторами) или правопреемниками имени получателя патента в заявке на его выдачу (статья 8 Патентного закона Российской Федерации).

 

В некоторых случаях на обладателей объектов интеллектуальной собственности (исключительных прав) возлагаются дополнительные обязанности. Так, к обязанностям патентообладателя относятся уплата прогрессивно возрастающих пошлин ("Предоставляя право на промышленное изобретение, государство затрачивает значительные суммы на организацию предварительного исследования. С целью возмещения расходов оно взимает особую пошлину, уплачиваемую ежегодно в возрастающей прогрессии"4), а также применение изобретений в течение трех-пяти лет с момента подачи заявки или выдачи патента под угрозой принудительного лицензирования или аннулирования патента (достаточным признается "номинальное" применение, например, публикация оферты на продажу лицензии). Патентные пошлины за поддержание в силе патента на изобретение или промышленный образец взимаются, начиная с третьего года его действия, свидетельства на полезную модель - с первого года. Плата взимается вперед за год. Неуплата пошлин является основанием для досрочного прекращения действия патента (свидетельства).

 

Закон Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара" предусматривает, что товарный знак, зарегистрированный в Российской Федерации, должен обязательно использоваться. В случае неиспользования товарного знака в течение пяти лет действие регистрации может быть прекращено.


1См.: Еременко В.И. Охрана права промышленной собственности в СНГ // Законодательство и экономика. 1995. № 23-24. С. 76-78.
2Честной А., Сургучева С. Патент - не лицензия на охоту // Интеллектуальная собственность. 1996. № 3-4. С. 3.
3Кэссон Г.Н. Эффективный менеджмент: Пер. с англ. М., 1992. С. 64.
4Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права / По изданию 1914 г./. М., 1994. С. 190.

вверх

 

 

Внедоговорное противоправное использование (нарушение) прав интеллектуальной собственности имеет место при любом несанкционированном использовании ее объектов третьими лицами, кроме установленных законом случаев свободного (с выплатой или без выплаты вознаграждения (компенсации) правообладателю). Исключения объясняются обычно задачами содействия культурному развитию, научно-техническому прогрессу, необходимостью решения социальных проблем, выполнения международных обязательств. Так, статья 5 Парижской конвенции предусматривает "свободное использование запатентованных объектов в транспортных средствах, временно или случайно находящихся на территории, где они пользуются правовой охраной". Бездоговорное использование объектов промышленной собственности возможно по решению Правительства Российской Федерации в интересах национальной безопасности, но с выплатой патентообладателю соразмерной компенсации. Статьей 12 Патентного закона Российской Федерации предусмотрено особое право - право преждепользования: любое лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели, промышленного образца добросовестно использовало на территории Российской Федерации созданные независимо от его автора тождественные решения или сделало необходимые приготовления к этому, сохраняет право на дальнейшее их использование без расширения объема.

 

Таким образом, "обширность" допускаемых законодательством исключений свидетельствует о нецелесообразности характеристики прав на результаты интеллектуальной деятельности как прав исключительных, направленных на "запрет" использования соответствующих объектов. Наиболее приемлемым представляется подход, принятый в отношении права собственности, обеспечивающей своему обладателю максимальные возможности для эксплуатации объекта с учетом законодательно установленных ограничений.

 

В таком сложном правовом конгломерате, который представляет собой интеллектуальная собственность, личные неимущественные права (которые только и могут быть признаны исключительными), несомненно, играют очень важную роль. Трудно себе представить без личных неимущественных прав авторское право, для которого характерны связь с личностью создателя и более высокий уровень социального начала, чем для патентного. Не случайно первоначально теория исключительных прав возникла именно в сфере авторского права. Согласно статье 4ter "Упоминание изобретателя в патенте" Парижской конвенции "изобретатель имеет право быть названным в качестве такового в патенте". Автор селекционного достижения имеет право определять его название.

 

Однако "определяющее" значение для характеристики любого правового явления имеет основная цель, которая может и должна быть достигнута при осуществлении правового регулирования. Для права интеллектуальной собственности такой целью, несомненно, является обеспечение нормального, устойчивого экономического оборота, хозяйственного использования результатов интеллектуальной деятельности. Понятие исключительных прав решению данной задачи не соответствует.

 

Иные противоречия теории исключительных прав, в том числе того ее варианта, который предлагается проф. В.А. Дозорцевым в качестве основы для проекта раздела V части третьей ГК РФ, рассматриваются в пункте 2.1.1. данной работы.

вверх

 

 

 

]]>]]>