Портал создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Копирайт Карта Контакты

8 495 921 2231

СсылкиОбучениеБиблиотекаСеминарыКонсультацииТесты Форум

Регистрация прав

 




 Гражданский кодекс РФ

ГК РФ Часть 1  

Часть 2 ГК РФ ст 454 - 1109

Часть 3 ГК РФ ст 1110-1224

 

Гражданский Кодекс РФ ч.4

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ПРАВА

 69 Общие вопросы ст 1225-1254

 70 Авторское право ст 1255-1302

 71 Смежные права ст 1303-1344

 72 Патентное право ст 1345-1407 

 75 Секрет производства ноу-хау

 76 Товарные знаки ст 1473-1541

 77 Единая технология 1542-1551  

 

Поправки и обновленный текст 4-й части ГК РФ второго чтения

Глава 69 Общие положения

Глава 70 Авторское право

Глава 71 Смежные права

Глава 72 Патентное право

 

Антипиратский закон

 

Уголовный кодекс РФ

Извлечение: статьи 146, 147, 180

 Закон О ПОЛИЦИИ

     (извлечения)

 

Кодекс об административных правонарушениях - КоАП (Извлечение)

 

Международные конвенции

Бернская  Всемирная  ДАП  ДИФ

 Промышленная собственность

X

Логин

Пароль


Запомнить меня
Защита контента сайта
Авторские права в мире

Защита сайта - защита правCopyright защита авторских прав

Защита авторских прав в Интернете - получить Копирайт на сайт

Действие законодательстваКомментарий Copyright.ru ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ в 4 части ГК РФПатент в новой упаковке закона

СПРАВОЧНИК

ПерсонажЦитированиеИдея и защита идейПлагиатСоавторКонтрафактКомпиляция, сборник

ИНТЕРЕСНАЯ ИДЕЯ

Предложите свои интересные идеи и они будут реализованы в новых произведениях и изобретениях

БИБЛИОТЕКА ЗАКОНОВ

Интеллектуальная собственность Закон об авторском правеМеждународное право Судебная практика защиты
Аналитика и статьи

Копирайт ТЕСТЫ

Все тесты - on-line в Интернете

Тест - Защита авторских прав

Регистрация авторских прав -  защита прав автора!

Свидетельство авторских прав

Регистрация программ баз данных

Использование товарного знака

Регистрация изобретенияПатентный поверенный

Мнения об авторском праве

2011 Авторское право и Интернет2010 Электронный контент и библиотечные системы - ЭБС

Конференции и семинары

Семинары, конференции, круглые столы, обучение и важные события по интеллектуальной собственности

Базы данных

Базы данных авторов

база патентов и изобретений

База права и лицензии

Консультация юристов

Специалисты практики консультируют по вопросам в сфере авторского, патентного и информационного права

Архив консультаций юриста

Консультация юриста 2015

Актуальные темы

Авторское право и КопирайтТемы в новостях и СМИ

Авторские права - Копирайт

Консультация + регистрация прав всего за 5000 руб - (495) 921-2231

 

]]> ]]>

Соотношение договорного и нормативно-правового регулирования в сфере интеллектуальной собственности

]]> ]]>

И.А. Близнец, заместитель Генерального директора Роспатента, доктор юрид. наук, профессор,

К.Б. Леонтьев, канд. юрид. наук, доцент


                                ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

                                                                 СТАТЬЯ 9

 

Право интеллектуальной собственности (далее – ИС) исторически возникло как специфическое средство правовой охраны интересов инвесторов (издателей, книготорговцев, владельцев мануфактур и др.), которые в условиях рыночной экономики всегда оставались главными партнерами создателей художественных произведений и технических решений [1, с. 11]. Как отмечают многие признанные специалисты, авторское право и сейчас остается "правом издателей" более, чем "правом авторов", защищая интересы организации-правопреемника через защиту интересов автора. Для реализации результата творческой деятельности чаще всего необходимо наличие такой организации, получающей от автора его имущественные права и принимающей на себя (в расчете на соответствующие доходы) затраты по доведению достигнутого автором творческого результата до тех, для кого он предназначен: читателей, зрителей, слушателей. Возможность передачи имущественных прав составляет основу рынка ИС и косвенно способствует улучшению социального положения авторов и других творческих деятелей.

Характерной чертой действующего российского законодательства об ИС является его рыночная направленность. Имущественные права на объекты ИС становятся своеобразным товаром, который может свободно отчуждаться и передаваться в результате совершения гражданско-правовых сделок. Обычно утверждается, что свободный рыночный оборот имущественных прав на объекты ИС "поощряет стремление создавать значительные работы и облегчает возможность использования этих работ в коммерческих целях" [2, с. 5].

В то же время нельзя не отметить, что использование в качестве теоретической основы при создании современной законодательной базы концепции исключительных прав привело к значительному отклонению реальных последствий, имеющих место на практике, от тех целей, которым призвано служить право ИС.

Весьма вероятно, что именно чрезвычайное и одностороннее увлечение концепцией исключительных прав при формировании законодательства – одна из причин того, что использование прав ИС приобретает иногда спекулятивный характер, совершенно не соответствующий их назначению. В результате в ряде случаев закрепляемые законодательством права не столько способствуют использованию объектов ИС, сколько блокируют широкое распространение творческих достижений.

Разумеется, в определенной мере это обусловлено отсутствием достаточно развитой законодательной регламентации отношений и практики их договорного оформления в современных условиях. Например, совершенно неясно, зачем театру приобретать "исключительные права на использование драматического произведения на территории всей Российской Федерации" или даже "всего мира"? Очевидно, что для обеспечения уникальности театральной постановки в пределах города или нескольких городов, в которых намечаются гастроли, достаточно получить от автора гарантии, что он не будет разрешать использование своего произведения в определенном городе или нескольких городах. Однако законодательно закрепленные положения об исключительных авторских правах не допускают такого "дробления" территории, поскольку минимальной территориальной единицей, на которую могут быть переданы права, формально является территория страны. С неудобствами, связанными с негибкостью существующего законодательства в "территориальном" вопросе, сталкиваются многие правообладатели, в частности производители фонограмм, пытающиеся поддерживать объективно обусловленную разную ценовую политику в отношении продаваемых материальных носителей музыкальных произведений для столичного и региональных рынков.

Однако более негативные последствия имеет то обстоятельство, что низкий уровень законодательной регламентации вопросов, связанных с передачей исключительных прав, на практике поощряет стремление осуществлять "полный выкуп" таких прав без приложения реальных усилий для их дальнейшего использования. Именно с этим обстоятельством связан встречающийся спекулятивный уклон в развитии современного рынка ИС, на котором зачастую права приобретаются не для целей использования, а для их последующей перепродажи. В результате такого подхода некоторые объекты ИС либо совсем не используются, либо используются далеко не всеми возможными способами и в ограниченном масштабе.

Так, в последние десятилетия регистрация товарных знаков все чаще производится без какого-либо намерения их непосредственного использования, а только в целях последующей уступки или предоставления прав по лицензии. Нередко недобросовестные лица умышленно пользуются ошибками известных отечественных и зарубежных товаропроизводителей, не всегда своевременно осуществляющих регистрацию товарных знаков, в использовании которых они заинтересованы, либо регистрирующих товарные знаки не по всем позициям МКТУ. Недаром в прессе все чаще обсуждаются проблемы установления специальных мер защиты от недобросовестного поведения при регистрации товарных знаков и переуступке прав на них. В некоторых случаях в качестве основания для аннулирования регистрации товарного знака признается попытка спекулятивной "перепродажи" прав на него.

Следует отметить, что негативные последствия абсолютизации "исключительных прав" гораздо более заметны в авторско-правовой сфере. Если произведение не используется, то от этого, несомненно, страдают интересы и авторов, и общества. Однако даже если приобретатель исключительных прав на произведение по каким-то причинам применяет практику тотального запрета его использования, автор и общество оказываются лишены юридической возможности каким-либо образом повлиять на позицию правоприобретателя. Например, если по авторскому договору пользователю переданы все исключительные права на произведение, только он может использовать его в течение всего срока действия договора. Автор уже не вправе разрешать использование произведения другому лицу, причем пользователь может приобрести авторские права на произведение на весь срок их действия, не использовать произведение сам и не разрешать это делать другим лицам.

Обычно такие нормы авторских договоров не противоречат законодательству и с точки зрения ст. 421 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) о свободе договора признаются вполне допустимыми. Однако степень допустимости принципа свободы договора в сфере ИС, на наш взгляд, должна быть в значительной мере ограничена: принцип свободы договора не должен вступать в противоречие с основными целями права ИС (сохранение, распространение и приумножение интеллектуального наследия), а также с гарантиями интересов авторов, которые должны быть специально предусмотрены законодательством. К тому же, как считали римские юристы, "законы, изданные для блага, следует поддерживать соответствующим толкованием".

Интересно проанализировать, почему в российском законодательстве стало использоваться понятие исключительных прав, каковы были цели его внедрения.

Как известно, в России в течение XIX-XX веков неоднократно менялись законодательно закрепляемые концепции авторских прав. Например, законодательство XIX века (в частности, ст. 420 Свода законов 1887 г.) закрепляло понимание авторского права как разновидности права собственности, отдавая предпочтение охране интересов издателей. В конце XIX века в разработанном законопроекте авторское право предлагалось рассматривать как право относительное, возникающее из договорных отношений. Авторские права понимались то как привилегия, то как особый вид имущества, то как права личности, то как права собственности [3, с. 52-60].

Когда Г.Ф. Шершеневич и иные российские юристы в конце XIX - начале XX века настаивали на построении российского законодательства об авторском праве на основе концепции исключительных прав, они, несомненно, видели в такой концепции определенного рода панацею от ранее использовавшихся подходов, которые позволяли заключать кабальные договоры в отношении будущих произведений автора, т. е. планировалось добиться более высокого уровня защищенности интересов творческих работников, а вовсе не предоставить издателям ничем не ограниченное право запрещать использование произведения.

 

Именно в связи с этим при принятии Закона об авторском праве 1911 г. наряду с закреплением исключительных прав был предусмотрен обширный массив законодательных положений, направленных на пресечение возможных случаев злоупотребления такими правами со стороны правопреемников автора.

Особое внимание уделялось целям предоставления прав по договору и обязанности правопреемника осуществлять использование произведения, права на которое он получил. Так, даже давая определение понятия издательского договора, Г.Ф. Шершеневич отмечал: "Издательский договор есть соглашение между издателем и автором, в силу которого первый приобретает право и принимает на себя обязанность размножить и распространить за свой счет литературное, художественное или музыкальное произведение второго" [4, с. 253].

В теории гражданского права обычно считается, что в договорных обязательствах правам одной стороны всегда корреспондируют обязанности другой. В то же время на практике в зависимости от вида договора данное обстоятельство оказывается далеко не столь очевидным. Характерно, что в Законе об авторском праве 1911 г. наряду с правами четко определялись именно обязанности сторон, причем особое внимание уделялось правовой регламентации обязанностей пользователя (издателя), наличие которых должно было гарантировать достижение целей заключаемого договора и предоставлять автору возможности для эффективного воздействия на издателя, если его деятельность не обеспечивала достижение таких целей – тиражирование и распространение литературного произведения. Причем все обязанности должны были выполняться в сроки, установленные законом или договором либо соответствующие добросовестной практике.

Например, промедление в выпуске издания не только задерживает выплату авторского вознаграждения, но и не соответствует основным целям права ИС – сделать творческие достижения доступными для членов общества. К таким же негативным результатам приводит отсутствие достаточных усилий со стороны издателя, направленных на распространение тиража, выпуск новых изданий, поставку тиража не только в столичные книжные магазины, но и в регионы: "Издателю следует приложить свойственное торговым деятелям старание для распространения литературного, музыкального или художественного произведения среди публики. Издатель обязан, как выражается наш закон, принять "все обычно соблюдаемые меры" к распространению издания. Он должен провести обычные публикации, разослать даровые экземпляры, войти в комиссионные сношения с книготорговцами различных городов, выставить новинку в окнах и витринах" [4, с. 258-259]. Следует отметить, что указание на обязанность издателя "принять все зависящие от него меры к распространению произведения" предусматривалось даже законодательством советского периода [5, с. 5].

Г.Ф. Шершеневич обращал особое внимание на то обстоятельство, что издание должно быть продаваемым, иметь соответствующий респектабельный и товарный вид [6, с. 26]. По его мнению, издатель обязан даже цену книги определить таким образом, чтобы она не препятствовала ее широкому распространению: "Может быть, для издателя выгоднее продать небольшое количество экземпляров по дорогой цене, нежели большое количество по низкой. Но в этом случае интересы издателя способны стать в противоречие с интересами автора" [4, с. 257]. Следует добавить, что такой подход будет противоречить интересам не только автора, но и всего общества, тем целям, достижению которых призвано служить право ИС.

Юридическая доктрина признавала, что запрет автору без согласия пользователя, получившего от него исключительные права, передавать произведение для использования третьим лицам касается только случаев передачи для использования тем же способом, который указан в авторском договоре, и не распространяется на случаи переработки произведения (романа – в пьесу или киносценарий и т. д.) [6, с. 87]. Современное законодательство относит решение данного вопроса на усмотрение сторон, что обычно приводит к негативным для автора и общества последствиям. Например, издательство, приобретая у автора "все" исключительные права, тем самым часто блокирует возможность использования произведения иными способами (например, путем включения в электронные базы, распространяемые на компакт-дисках или размещаемые в Интернете), хотя само издательство такую деятельность зачастую не осуществляет и осуществлять не собирается.

Согласно российскому дореволюционному законодательству издатель приобретал права на распространение произведения только на время, необходимое для распродажи одного или нескольких изданий. Законодательство специально предусматривало, что если в течение пяти лет с момента заключения издательского договора издание не распродано, автору разрешается предпринять новое издание, причем для устранения возможных спорных ситуаций закон давал автору право выкупить у издателя все оставшиеся не распроданными экземпляры. Закон предоставлял автору также право издать свое произведение до истечения срока издательского договора в полном собрании сочинений [4, с. 256].

В советское время широкое распространение получили типовые договоры (издательские, сценарные, постановочные и т. д.), которые представляли собой подзаконные акты, характеризовавшиеся нормативностью, обязательностью применения, а также в определенной мере недействительностью отступлений от содержащихся в них условий [5, с. 4].

Разумеется, обязательность типовых договоров в советский период в ряде случаев приводила к существенному ограничению возможностей сторон свободно определять свои договорные отношения, однако такие договоры способствовали защите интересов авторов благодаря закрепленному в законодательстве правилу о том, что в случаях, когда условия заключенного с автором договора ухудшали его положение по сравнению с положением, предусмотренным в законе или типовом договоре, такие условия признавались недействительными и заменялись условиями, установленными законом или типовым договором.

Важное значение имела регламентация сроков начала использования произведения, появившаяся в российском законодательстве после принятия в 1928 г. союзных Основ авторского права. Например, для постановочного договора были установлены следующие правила: на постановку музыкально-драматических (опера, оперетта) и хореографических произведений отводилось два года, прочих произведений - один год. Причем указанные сроки могли быть уменьшены по соглашению сторон, но не могли быть увеличены [5, с. 7]. В типовых издательских договорах четко регламентировались сроки, в течение которых издательства должны были рассматривать представляемые авторами рукописи. Предусматривалось, что издательства обязаны выпускать произведения в свет не позднее одного года со дня одобрения рукописи либо не позднее двух лет - для произведений большого объема (свыше 10 авторских листов).

Действовавшее с 1928 г. российское законодательство разрешало автору при наличии заключенного постановочного договора с одним зрелищным предприятием вступать в договорные отношения по поводу того же произведения с другими зрелищными предприятиями, находящимися в других городах [5, с. 7].

Согласно типовым издательским договорам, действовавшим в 70–80-е годы, право автора передавать созданное им по заказу произведение для издания другим издательствам в полном объеме возвращалось к нему по истечении трех лет после одобрения рукописи заказавшим произведение издательством. Кроме того, автор был вправе без согласия издательства, с которым у него был заключен договор, "публиковать в СССР свои произведения в газетах, журналах и в "Роман-газете".

Отсутствие типовых договоров в настоящее время приводит к значительным негативным последствия. В развитых зарубежных странах договорная практика развивалась и основные формулировки договоров оттачивались на протяжении столетий. К сожалению, в Российской Федерации на сегодня вообще отсутствуют какие-либо общепринятые, апробированные многолетней практикой применения формы передачи авторских прав, прав на использование изобретений, прав на товарные знаки и т. д. Договоры пишутся в зависимости от конкретного случая, часто отличаются низким юридико-техническим уровнем (достаточно упомянуть нередко встречающиеся на практике случаи передачи авторских прав по договору купли-продажи или даже по договору поставки, указания на "продажу всех прав" без конкретизации передаваемых прав, видов использования произведения, территории, сроков и других условий авторского договора), иногда вместо авторского договора заключается трудовой и наоборот. Часто договорное оформление отношений вообще не осуществляется.

Нередко договоры составляются без участия специалистов в области ИС, причем даже юристы организаций при написании договоров иногда ориентируются не на положения действующего законодательства, а на устаревшие подзаконные нормативные акты.

Неправильное оформление передачи прав на практике приводит к нестабильности всего рынка ИС, а также к доминированию в ряде случаев "сильной" стороны (крупных пользователей) над "слабой" (авторами, их наследниками и иными правообладателями).

Государство, как правило, воздерживается от выработки нормативно определенных рекомендаций в данной области, даже несмотря на то, что многие договоры в сфере ИС подлежат государственной регистрации.

Отсутствие нормативных актов, содержащих детальную регламентацию, можно было бы восполнить разработкой рекомендательных норм – типовых договоров, субсидиарно применяемых в случае согласия сторон (ссылки в авторском договоре на соответствующий типовой договор), при отсутствии в договоре условий по тому или иному вопросу (в том числе в качестве формализованного "обычая делового оборота") либо в случае недобросовестного поведения одной из сторон, в том числе включения ею в договор положений, превращающих его в кабальную сделку или рассчитанных на введение другой стороны в заблуждение.

Разумеется, такие типовые договоры не могут и не должны быть обязательными для применения сторонами, однако они значительно способствовали бы развитию деловой, административной и судебной практики, в частности, борьбе со злоупотреблением предоставляемыми правами.

Гражданское законодательство требует, чтобы стороны осуществляли свои права "разумно и добросовестно" и исполняли свои обязательства "надлежащим образом" (ст. 10 и 309 ГК РФ). В соответствии с п. 3 ст. 10 ГК РФ разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

На наш взгляд, при судебном рассмотрении дел, связанных со спорами об условиях договоров в сфере ИС и добросовестности их соблюдения участниками гражданских правоотношений, особое внимание должно уделяться цели, для которой они заключались. Так, цель издательского договора – не приобретение и переуступка прав, а размножение и распространение произведения, постановочного – постановка и публичное исполнение драматического или музыкально-драматического произведения и т. д. Именно исходя из соответствия таким целям условий договора и действий, предпринятых для его исполнения, и должна устанавливаться "добросовестность" стороны.

Например, как недобросовестное поведение, дающее основание суду для пересмотра условий договора, можно рассматривать неуказание в тексте договора сведений о предполагаемой розничной или оптовой цене издания либо указание в тексте договора или в предоставляемой правообладателю отчетности явно заниженных цен по сравнению с реально существующими.

Немотивированное отклонение от условий типового договора, существенным образом ухудшающее положение автора, должно рассматриваться как основание для изменения или расторжения договора по требованию введенной в заблуждение стороны.

В настоящее время п. 7 ст. 31 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" устанавливает, что условия заключенного с автором договора, противоречащие положениям Закона, являются недействительными. Представляется необходимым оговорить для авторов специальную возможность для защиты их прав. Дело в том, что пользователи могут включать в авторские договоры заведомо не соответствующие законодательству положения. В этих случаях после выполнения авторами своих обязанностей (например, создания и передачи произведения по авторскому договору заказа) недобросовестные пользователи иногда просто отказываются от выполнения договора (оплаты труда авторов), ссылаясь на его "недействительность".

Необходимо закрепить для таких случаев конструкцию оспоримой сделки, предусмотренной ГК РФ для ситуаций, когда необходима защита "слабой" стороны. Такие положения установлены, например, ст. 178 ГК РФ в отношении сделок, заключенных под влиянием заблуждения, и т. д. При этом автор будет иметь возможность выбора: добиваться признания договора недействительным или настаивать на исполнении недобросовестным пользователем обязанностей по выплате вознаграждения.

Как уже отмечалось, в условиях рыночной экономики имущественные права на объекты ИС можно рассматривать как особого рода товар. При этом и правообладатели, и добросовестные пользователи стремятся не к "условной" свободе, обеспечиваемой неточностью и наличием пробелов в правовых формулировках, а к четким правовым моделям взаимодействия друг с другом и с органами государства.

Несомненно, значительное влияние на содержание договора оказывает специфика способа использования, однако в действующем законодательстве такая специфика отдельных видов договоров совершенно не учитывается. Данную специфику можно было бы в полной мере отразить при разработке типовых договоров, причем каждый вид таких договоров в сфере ИС может подразделяться на подвиды, например, для авторских договоров - в зависимости от вида произведения, способов использования и иных особенностей. Сценарные договоры можно разделить на договоры о создании художественного фильма, телесериала, телепередачи, документального фильма, научно-популярного фильма, мультипликационного фильма или сериала и т. д. [6, с. 66].

По мере развития новых способов воспроизведения, распространения и иного использования произведений число различных видов договоров, заключаемых с пользователями, постоянно возрастает. Данная тенденция уже давно была отмечена исследователями [7, с. 172]. Сравнительно недавно появилась потребность в договорах о создании программ для ЭВМ, баз данных и предоставлении прав на них, авторских договорах в области рекламно-информационной деятельности. Требуют дополнительного регулирования многие вопросы, связанные с принадлежностью прав при заключении и исполнении договоров на создание научно-технической продукции. Во многих случаях отсутствует правильное оформление договорных отношений между авторами и периодическими печатными изданиями, электронными СМИ и т. д.

Необходимо учитывать, что фактически каждая из разновидностей авторского договора может предусматривать создание нового произведения (договор заказа) или же заключаться в отношении "готового произведения", но подразумевать его переработку или доработку. Права могут предоставляться на исключительной или неисключительной основе, с различными ограничениями по территории и срокам использования, с возможностью передачи прав или привлечения для деятельности аффилированных лиц. Для разных случаев должны учитываться особенности использования предоставляемых произведений при осуществлении рекламной деятельности, выпуске сопутствующих товаров, регистрации товарных знаков, а также порядок защиты прав. Необходимо предусматривать рекомендуемый порядок исчисления и выплаты вознаграждения, порядок сдачи-приемки произведения и взаимодействия сторон при его переработке, порядок предоставления отчетности и проведения проверок и т. д. Помимо общих сроков действия договора, в разрабатываемых типовых договорах должны быть указаны сроки выполнения сторонами принятых на себя обязательств (например, сроки рассмотрения пользователем произведения, представленного автором по договору заказа, сроки начала использования произведения, сроки выплаты вознаграждения и т. д.).

При совершенствовании законодательного обеспечения договорных отношений в сфере ИС, а также при разработке типовых договоров необходимо исходить прежде всего из целей права ИС, способствовать созданию максимально благоприятных условий для распространения творческих достижений. Так, например, желательно законодательно закрепить правила о том, что лица, получившие исключительные права, обязаны их использовать предусмотренными договором способами, а также о том, что если лицо, получившее по авторскому договору (либо в силу закона - в отношении служебных объектов ИС) исключительные права, не использует их в течение установленного законом или договором срока, то автор или его наследник вправе обратиться в суд с требованием о возмещении причиненных убытков, расторжении или изменении договора.

На практике нередко возникают вопросы, связанные с порядком заключения договора. Например, зачастую издательства предлагают заключить договор, но просят авторов доработать или дополнить произведение, после чего по различным, не зависящим от автора, причинам отказываются его использовать. Для повышения уровня авторско-правовой охраны в таких случаях необходимо предоставить суду право признавать договор заключенным, причем рассматривать его в качестве договора заказа, дающего право автору на получение аванса и взыскание неустойки за просрочку его выплаты.

Иногда сложности возникают при подписании договора: авторы передают пользователям подписанные экземпляры договоров, после чего могут месяцами ждать, вернет им пользователь второй экземпляр договора или нет. Складывающаяся при этом юридическая неопределенность приводит к целому ряду негативных последствий, в частности, препятствует заключению автором договора с другим пользователем (если в подписанном ранее договоре речь шла о предоставлении прав на исключительной основе). Необходимо предоставить стороне, первой подписавшей экземпляры договора, право в любое время потребовать от недобросовестного контрагента немедленного возврата всех экземпляров, если они не подписаны, либо немедленной выдачи подписанного экземпляра договора.

Такого рода положения не обязательно закреплять законодательно, для их применения на практике достаточно, чтобы они имели хотя бы рекомендательный характер. Например, в типовые договоры можно включить указание, что несоблюдение данных положений рассматривается в качестве существенного нарушения условий заключаемого договора и основания для его расторжения.

Как неоднократно отмечали многие специалисты, сегодня законодательные акты в области ИС зачастую воспринимаются творческими работниками как общие, мало что дающие для отдельных видов творчества. В результате прослеживается весьма тревожная тенденция к разработке законов об отдельных видах произведений или отдельных видах творческой деятельности (архитектурной, театральной, кинематографической и т. д.), в которые их создатели пытаются заложить весьма специфические правовые нормы, нередко противоречащие или просто не соответствующие остальному действующему в сфере ИС законодательству. На наш взгляд, разработка типовых договоров с участием всех заинтересованных лиц будет в значительной мере способствовать преодолению указанной тенденции, налаживанию стабильных отношений на рынке ИС.

Сложным является вопрос определения базовых положений для регламентации договоров в области ИС. Как известно, в сфере промышленной собственности признается, что обладатель имущественных прав на объект ИС может передать свои права другому лицу по договору об уступке прав или предоставить ему разрешение на использование данного объекта по лицензионному договору (исключительной или неисключительной лицензии). В то же время многие специалисты в области авторского права полагают, что в целях защиты интересов создателей интеллектуальных ценностей недопустимо закреплять в законодательстве возможность полной уступки авторских прав. Действительно, современное российское законодательство закрепляет только возможность предоставления отдельных авторских прав или определенного их перечня по договорам о предоставлении таких прав на исключительной или неисключительной основе. При этом установлены многочисленные презумпции, по существу предписывающие толковать все возможные неясности в договоре в пользу автора или иного правообладателя.

Следует отметить, что многие теоретические положения и законодательные формулировки, полученные в ходе работы над разделом ГК РФ, посвященным вопросам ИС, можно было бы в полной мере использовать при дальнейшей разработке специального законодательства.

Так, на наш взгляд, желательно использовать следующее разграничение понятий "уступки" и "лицензии", предложенное профессором А.П. Сергеевым. По договору об уступке прав на объект ИС обладатель имущественных прав передает или обязуется передать принадлежащие ему права другому лицу, а сам лишается прав, переданных по такому договору. По лицензионному договору о предоставлении разрешения на использование объекта ИС обладатель таких прав (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другому лицу (лицензиату) разрешение на использование данного объекта в пределах и способами, предусмотренными договором (лицензией). Разумеется, лицензионный договор может предусматривать предоставление лицензиату разрешения на исключительной основе (исключительная лицензия) или на неисключительной основе (неисключительная лицензия), однако в любом случае заключение лицензионного договора не лишает лицензиара прав на соответствующий объект ИС.

Вопрос о том, насколько в авторско-правовой сфере имеет смысл ограничить возможность заключения договоров уступки, нуждается в отдельном рассмотрении.

В ходе работы над разделом ГК РФ, посвященным вопросам ИС, в результате анализа действующих отечественных, зарубежных и международных правовых актов оказалось возможным выделить, в частности, следующие важные положения, касающиеся договоров в области ИС:

1) условия договора об уступке прав или лицензионного договора, ухудшающие положение обладателя прав ИС по сравнению с условиями, предусмотренными законом, являются недействительными; вместо таких условий должны применяться законодательные положения;

2) условия договора об уступке прав или лицензионного договора, ограничивающие право гражданина создавать результаты творческой деятельности, ничтожны;

3) договор, предусматривающий возможность использования объекта ИС, в котором прямо не указывается, что он является договором об уступке прав, должен признаваться лицензионным договором, поскольку именно такой подход в наибольшей степени отвечает интересам правообладателей и достижению определенности в возникающих правоотношениях;

4) права, прямо не указанные в лицензионном договоре, считаются не предоставленными;

5) если иное прямо не предусмотрено лицензионным договором, права считаются предоставленными на неисключительной основе (неисключительная лицензия);

6) права, полученные по лицензионному договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам только в случаях, прямо предусмотренных таким договором;

7) если в лицензионном договоре не предусмотрено иное, то лицензиар обязан использовать объект ИС указанными в таком договоре способами;

8) переход имущественных прав ИС к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора о предоставлении разрешения на использование соответствующего объекта ИС;

9) законом может быть предусмотрено, что в отношении отдельных объектов ИС или отдельных прав на них не допускается заключение договоров об уступке прав или лицензионных договоров.

Характерно, что некоторые общепризнанные положения, относящиеся, например, к договорам в области авторского права, не удается включить в перечень основных презумпций, установленных для всех видов объектов ИС в целом. Так, в соответствии с абзацем 2 п. 2 ст. 31 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" предметом авторского договора не могут быть права на использование произведения, неизвестные на момент заключения договора (так называемые "будущие права"). Очевидно, однако, что такого рода положения не могут быть установлены в отношении объектов патентного права при заключении договоров уступки и тем более в отношении товарных знаков и иных средств индивидуализации.

Несомненно, следует учитывать специфику как отдельных видов объектов ИС, так и отдельных правовых форм, опосредующих использование таких объектов в экономическом обороте, к числу которых обычно относят не только договор об уступке прав и лицензионный договор, но и договоры коммерческой концессии, доверительного управления имущественными правами на объекты ИС, договоры в сфере управления имущественными авторскими и смежными правами на коллективной основе, залог прав на объекты ИС и т. д.

Следует признать, что ввиду большого многообразия объектов ИС и связанных с ними отношений невозможно ограничить правовую регламентацию договорного оформления отношений в данной области только несколькими видами договоров, а тем более включить исчерпывающий перечень допустимых договоров в области ИС в ГК РФ. Гражданское законодательство всегда предусматривало возможность заключения как предусмотренных, так и не предусмотренных Кодексом договоров, а также договоров смешанного типа.

В настоящее время, на наш взгляд, наиболее целесообразны дальнейшая разработка общих положений договорного права в рамках специального законодательства об отдельных видах объектов ИС, подготовка типовых договоров для наиболее массовых и типичных случаев использования таких объектов, доктринальное обобщение результатов, достигаемых в ходе развития правотворческой и правоприменительной практики.

Не вызывает сомнений, что отношения, связанные с использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, будут продолжать развиваться. В результате ждет своего решения вопрос о направлении грядущей эволюции права ИС. Однако попытки научного осмысления понятия ИС, правового регулирования связанных с ней отношений, правового режима результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, отраслевой принадлежности права ИС и других связанных с ИС вопросов породили серьезные разногласия среди ученых-юристов, особенно среди специалистов в области гражданского права.

На наш взгляд, при поиске решений для возникающих противоречий необходимо в каждом случае исходить из главных целей права ИС, чтобы на их основе анализировать различные теоретические подходы, законодательство, судебную и административную практику, практику построения договорных отношений, действующие механизмы реализации и защиты прав, а также направления эволюции права ИС, определять, насколько законодательство об ИС и предлагаемые варианты его развития отвечают целям правового регулирования и какие могут быть предложены меры для обеспечения наибольшего соответствия между целями охраны интеллектуальных ценностей и реально достигаемыми результатами.

Ответы на эти вопросы позволят использовать системный подход при поиске решений для всего комплекса проблем, связанных с охраной и защитой результатов интеллектуальной деятельности, стимулированием развития российского рынка ИС.

 

Следует принимать решения исходя из требований практики, с учетом необходимости поддержания баланса интересов всех сторон, используя при этом весь накопленный международный и отечественный опыт, а не основываясь исключительно на попытках подчинить новые экономические реалии положениям, выведенным путем схоластического толкования уже закрепленных в законодательстве формулировок, либо полагаясь исключительно на формирование устойчивой судебной практики, хотя во многих случаях необходимый для этого законодательный фундамент отсутствует.

Во Всемирной декларации по интеллектуальной собственности, принятой ВОИС в 1998 г., подчеркивается, что ценность ИС определяется тем, что права ИС:

- стимулируют творческую активность и обеспечивают доступ к результатам творческой деятельности;

- обеспечивают универсальную охрану интересов авторов, пользователей и общества;

- являются од­ним из самых необходимых условий развития;

- становятся необходимыми элементами привлечения ка­питаловложений в важнейшие секторы национальной экономики.

Именно ИС является основой культуры и важнейшим условием решения задачи, стоящей перед челове­чеством на протяжении всей его истории: постоянного роста результатов при постоянном сокращении затрачиваемых на их достижение усилий.

Распространение новейших средств хранения и передачи информации привело к резкому увеличению доступного современному человеку объема "социальной памяти", к интенсификации процессов создания и использования объектов ИС. В то же время все заметнее становится противоречие между возможностями приобщения к интеллектуальным ценностям, предоставляемыми современной техникой, и налагаемыми правом ограничениями, препятствующими свободному использованию таких возможностей.

Неадекватность существующих в данной области правовых реалий современным требованиям, рост числа правонарушений, проблемы дальнейшего развития международного сотрудничества, трудности, с которыми сталкиваются при попытках систематизации законодательства, и многие другие факторы делают все более очевидной необходимость совершенствования юридического обеспечения, которое обязательно должно учитывать интересы всех сторон (правообладателей, пользователей, государства, общества в целом и всех его граждан в отдельности) и способствовать стабильному развитию рынка ИС. Существует явная потребность экономического оборота в совершенствовании правового регулирования. Задача юридической науки - найти подходящие правовые формы для решения возникающих проблем путем гибкого реагирования на запросы практики.

Особенно важно обеспечить развитие права ИС в качестве комплексного правового института, закрепляющего систему взаимосогласованных правовых норм и процессуальных механизмов, необходимых для их реализации и защиты. Следует сочетать предоставление удобных и недорогих процедур соблюдения законодательства с ужесточением санкций за его нарушение и обеспечением неотвратимости их применения.

Право ИС - относительно новая область юриспруденции, для которой характерны сложные проблемы, непростая терминология, динамично развивающееся законодательство. Можно сказать, что положение с ИС такое же, как и с правами человека: в каждую эпоху они определяются прежде всего возможностями человечества.

Создание адекватного правового регулирования невозможно без исследования всего комплекса связанных с ИС проблем. При разработке современного законодательного обеспечения и в ходе его применения особенно важно достичь соответствия законотворческой и правоприменительной практики основным целям, которые стоят перед правом ИС: способствовать созданию максимально благоприятных условий для появления творческих результатов, широкого распространения интеллектуальных ценностей, сохранения, распространения и пополнения культурного наследия.

 

Литература

1. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. - М.: Теис, 1996.

2. Близнец И.А., Леонтьев К.Б. Роль государства в области авторского права и смежных прав // Российская юстиция. -1999. - № 11.

3. Макагонова Н.В. О некоторых нерешенных проблемах законодательства по авторскому праву: Заметки практика // Государство и право. - 1996. - №1.

4. Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права / По изд. 1914 г. – М., 1994.

5. Чернышева С.А. Авторский договор в гражданском праве России. - М., 1996.

6. Защита авторских и смежных прав по законодательству России / Под ред. И.В. Савельевой. - М., 2001.

7. Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. - М., 1957.

]]>]]>