Портал создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Копирайт Карта Контакты

8 495 921 2231

СсылкиОбучениеБиблиотекаСеминарыКонсультацииТесты Форум

Регистрация прав

 




 Гражданский кодекс РФ

ГК РФ Часть 1  

Часть 2 ГК РФ ст 454 - 1109

Часть 3 ГК РФ ст 1110-1224

 

Гражданский Кодекс РФ ч.4

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ПРАВА

 69 Общие вопросы ст 1225-1254

 70 Авторское право ст 1255-1302

 71 Смежные права ст 1303-1344

 72 Патентное право ст 1345-1407 

 75 Секрет производства ноу-хау

 76 Товарные знаки ст 1473-1541

 77 Единая технология 1542-1551  

 

Поправки и обновленный текст 4-й части ГК РФ второго чтения

Глава 69 Общие положения

Глава 70 Авторское право

Глава 71 Смежные права

Глава 72 Патентное право

 

Антипиратский закон

 

Уголовный кодекс РФ

Извлечение: статьи 146, 147, 180

 Закон О ПОЛИЦИИ

     (извлечения)

 

Кодекс об административных правонарушениях - КоАП (Извлечение)

 

Международные конвенции

Бернская  Всемирная  ДАП  ДИФ

 Промышленная собственность

X

Логин

Пароль


Запомнить меня
Защита контента сайта
Авторские права в мире

Защита сайта - защита правCopyright защита авторских прав

Защита авторских прав в Интернете - получить Копирайт на сайт

Действие законодательстваКомментарий Copyright.ru ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ в 4 части ГК РФПатент в новой упаковке закона

СПРАВОЧНИК

ПерсонажЦитированиеИдея и защита идейПлагиатСоавторКонтрафактКомпиляция, сборник

ИНТЕРЕСНАЯ ИДЕЯ

Предложите свои интересные идеи и они будут реализованы в новых произведениях и изобретениях

БИБЛИОТЕКА ЗАКОНОВ

Интеллектуальная собственность Закон об авторском правеМеждународное право Судебная практика защиты
Аналитика и статьи

Копирайт ТЕСТЫ

Все тесты - on-line в Интернете

Тест - Защита авторских прав

Регистрация авторских прав -  защита прав автора!

Свидетельство авторских прав

Регистрация программ баз данных

Использование товарного знака

Регистрация изобретенияПатентный поверенный

Мнения об авторском праве

2011 Авторское право и Интернет2010 Электронный контент и библиотечные системы - ЭБС

Конференции и семинары

Семинары, конференции, круглые столы, обучение и важные события по интеллектуальной собственности

Базы данных

Базы данных авторов

база патентов и изобретений

База права и лицензии

Консультация юристов

Специалисты практики консультируют по вопросам в сфере авторского, патентного и информационного права

Архив консультаций юриста

Консультация юриста 2015

Актуальные темы

Авторское право и КопирайтТемы в новостях и СМИ

Авторские права - Копирайт

Консультация + регистрация прав всего за 5000 руб - (495) 921-2231

 

]]> ]]>

Общие тенденции развития права интеллектуальной собственности

]]> ]]>

И.А. Близнец, заместитель Генерального директора Роспатента, доктор юрид. наук, профессор

К.Б. Леонтьев, канд. юрид. наук, доцент

                                  ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

                                                                    СТАТЬЯ 6 
Интеллектуальную собственность (далее – ИС) всегда рассматривали как обобщающее, родовое понятие, но при этом часто предпринимались попытки ограничить ее несколькими видами (в частности, «литературно-художественной» собственностью и промышленной собственностью) либо свести представление о ней к особым правам или особым способам защиты. При этом к объектам промышленной собственности обычно относили научно-технические творения человека, а к объектам авторского права – произведения искусства. Очевидна ограниченность подобного подхода. Вместе с тем иногда ИС трактуют чрезвычайно широко, относя к ней не только все предметы духовной культуры в ее разнообразных проявлениях, но и почти любую информацию [1, с. 16-22].

Как известно, наиболее широкий официальный перечень объектов ИС содержится в Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС), 1967 г. Согласно п. (viii) ст. 2 данной Конвенции «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся к:

- литературным, художественным и научным произведениям,

- исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам,

- изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

- научным открытиям,

- промышленным образцам,

- товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям,


- защите против недобросовестной конкуренции,

а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях».

В ходе работы над различными вариантами проекта части Гражданского кодекса РФ, посвященной вопросам ИС, с разной степенью «спорности» признавалось, что к правам ИС могут быть отнесены права на:

- произведения науки, искусства и литературы, включая программы для ЭВМ и базы данных;

- исполнения, фонограммы, передачи организаций эфирного или кабельного вещания;

- изобретения;

- полезные модели;

- промышленные образцы;

- открытия;

- рационализаторские предложения;

- селекционные достижения;

- топологии интегральных микросхем;

- фирменные наименования;

- товарные знаки и знаки обслуживания;

- наименования мест происхождения товаров;

- сведения, составляющие служебную или коммерческую тайну;

- иные результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, охраняемые в соответствии с законами и международными договорами.

При сравнении этих двух перечней объектов ИС становится очевидным, что одна из наиболее заметных тенденций развития рассматриваемого правового института – это зарождение и постепенное признание все новых и новых видов объектов права ИС, причем, как следует из последних абзацев приведенных перечней, оба они не являются исчерпывающими (закрытыми).

Нельзя не отметить также, что любая попытка составить более-менее полный перечень объектов права ИС вызывает значительные затруднения.

Во-первых, проблема отнесения к правам ИС прав на некоторые из перечисленных видов объектов (на открытия, рационализаторские предложения, служебную и коммерческую тайну) порой вызывает споры не меньшие, чем попытка определить само понятие «интеллектуальная собственность».

Во-вторых, в ближайшее время можно ожидать появления в российском законодательстве новых видов объектов права ИС, например «неоригинальных баз данных», охраняемых путем применения специального (sui generis) права согласно Директиве ЕС № 96/9/ЕС от 11.03.1996 г. «О правовой охране баз данных».

В-третьих, новые технические реалии вызывают к жизни новые явления, в частности проблему делегирования и «захвата» доменных имен, в отношении которых пока невозможно сказать с достаточной определенностью, станет ли их правовое регулирование в будущем частью права ИС.

Все это подтверждает чрезвычайную «динамичность», присущую праву ИС в современном мире.

С точки зрения теоретической классификации объектов ИС заслуживает внимания получившая в последние годы широкую поддержку в научной и учебной литературе позиция, предлагающая различать четыре института права ИС: авторского права и смежных прав; патентного права; законодательства о средствах индивидуализации товаров и товаропроизводителей; нетрадиционных объектов ИС [2, с. 75]. Однако следует признать, что такая классификация носит достаточно условный характер и применима в основном в учебных целях, для первичной систематизации изучаемого материала.

Действительно, значительная часть отношений в сфере ИС связана с производственной деятельностью. Нормы, регулирующие эти отношения, кратко обозначены термином «промышленная собственность». В нашей стране этот термин впервые официально применен в Патентном законе РФ 1992 г., где под объектами промышленной собственности понимаются изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

В то же время п. 2 ст. 1 Парижской конвенции по охране промышленной собственности относит к таким объектам патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания мест происхождения товара, а также пресечение недобросовестной конкуренции. Согласно п. 3 ст. 1 данной Конвенции «промышленная собственность понимается в самом широком смысле и распространяется не только на промышленность и торговлю в собственном смысле слова, но также и на области сельскохозяйственного производства и добывающей промышленности и на все продукты промышленного или природного происхождения…».

Наиболее широкое определение промышленной собственности охватывает любые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, используемые в производстве или имеющие иное хозяйственное значение. Причем грань между промышленной собственностью и другими видами ИС постепенно стирается.

Ранее в литературе встречались попытки ранжировать объекты ИС на «более» и «менее» значимые, в частности по их участию в хозяйственном обороте. Между тем объекты авторского права играют в экономической жизни современного общества не менее важную роль, чем объекты патентного права, традиционно понимаемые как основные элементы института промышленной собственности. Можно привести следующий малоизвестный факт: из всех видов ИС торговля именно авторскими правами, а не патентами или товарными знаками, приносит в США наибольшие прибыли [3, с. 63]. Причем в последние десятилетия экономической стороне авторского права стало уделяться особое внимание в связи с ускорением развития новых технических средств (аудио- и видеозаписей, ксерокопирования, радиовещания и телевидения, кабельной и спутниковой связи, компьютерных сетевых технологий).

Еще одной причиной для усиления внимания к «коммерческой» стороне авторского права стали развитие международной торговли и связанное с этим дальнейшее совершенствование системы международных договоров, отражающее требования унификации и гармонизации положений национальных законодательств в области ИС. Так, Соглашение TRIPS охватывает вопросы, связанные со всеми основными видами ИС (авторским правом и смежными правами, товарными знаками, географическими указаниями, промышленными образцами, патентами, коммерческой тайной), а также с пресечением недобросовестной конкуренции, судебными и административными процедурами, таможенными мерами и т. д. Такая структура, как отмечают многие специалисты, явно нивелирует отличительный характер литературной и художественной собственности [4, с. 3].

Происходит определенное «размывание» специфики авторского права, особенно в отношении его имущественной стороны. В результате выделение институтов промышленной, научной, литературной или духовной собственности из общего понятия ИС является в настоящее время теоретически почти невозможным, а практически полностью нецелесообразным. Чрезмерно жесткая систематизация в этом случае становится столь же вредоносной, как и ее полное отсутствие. Во многих странах подобного деления не производится. Например, в США вместо понятия «промышленная собственность» в данной сфере юриспруденции традиционно используется понятие «право интеллектуальной собственности» [5, с. 11-18].

Произведения науки, литературы и искусства, результаты технического и иных видов творчества, являясь главной составной частью понятия «интеллектуальная собственность», не исчерпывают собой всего его содержания. Это понятие охватывает также иные объекты, в том числе и не имеющие творческого характера. Например, в ряде случаев могут не быть результатом творческой деятельности, хотя и представлять собой значительную коммерческую ценность, служебная и коммерческая тайна или ноу-хау. Российское законодательство не признает результатами интеллектуальной деятельности фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации товаров и товаропроизводителей.

Для многих видов объектов права ИС, особенно появляющихся в последнее время, нет достаточной ясности в отношении того, к какой группе из числа уже существующих они могут быть отнесены. Так, вышеупомянутые «неоригинальные базы данных» в силу своей специфики и особенностей предоставляемой охраны отличаются как от объектов авторского права, так и от объектов смежных прав.

Отдельные виды и подвиды объектов права ИС также претерпевают существенные изменения и как следствие этого дают основания для постановки вопросов о предстоящей «перегруппировке» соответствующих категорий внутри сложившейся системы. Так, например, Директива ЕС № 2001/29/ЕС от 22.05.2001 г. «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе» выделяет в отдельную от авторов категорию «производителей первых записей фильмов» (в российской правовой терминологии – изготовители аудиовизуальных произведений), а также в качестве особого охраняемого объекта – «записи фильмов». Как уже не раз отмечалось специалистами, такое выделение может послужить причиной для дальнейшего развития законодательства в данной области по «французскому» пути, т. е. привести к наделению изготовителей аудиовизуальных произведений особыми смежными правами и возрождению «видеограмм» в качестве особых, охраняемых смежным правом объектов.

Широкий спектр объектов определяет разнообразие средств правовой охраны. Однако деление объектов ИС по способам правовой охраны (охраняемые авторским правом, патентным правом и т. д.) столь же непродуктивно, как и деление по видам ИС (промышленная, литературная, художественная, научная и т. п.), поскольку, во-первых, невозможно определить четкие и неоспоримые критерии (основания) такого деления, а во-вторых, один и тот же, по существу, объект может рассматриваться как принадлежащий одновременно к нескольким видам ИС и даже предоставлять правообладателю возможность выбора между совершенно различными способами охраны (в настоящее время данное положение справедливо, например, в отношении промышленных образцов и дизайна изделий, программ для ЭВМ и т. д.).

В связи с этим наиболее целесообразно классифицировать ИС непосредственно по видам ее объектов с учетом их специфики, возможных способов охраны и степени законодательного обеспечения аналогично активно происходящему на протяжении последних столетий процессу «дифференциации» правовых режимов различных видов вещной собственности в зависимости от способов ее приобретения и охраны, исходя из различий в функциях и социальном назначении того или иного имущества.

Такой подход позволит успешно осуществлять правовое регулирование в новых высокотехнологичных областях, благодаря развитию которых появляются новые виды объектов права ИС, которые не могут быть «втиснуты» в относительно узкие рамки существующих правовых институтов. Кроме того, такой подход будет не только способствовать учету всего многообразия возникающих отношений, но и требовать особого внимания к вопросам взаимодействия различных институтов права ИС.

Однако приходится констатировать, что в настоящее время многие существующие «пограничные» проблемы в данной области остаются нерешенными.

Например, нередко даже решение вопроса о соотношении авторско-правовой охраны произведения с возможностью регистрации сходного с ним товарного знака вызывает затруднения. Согласно абзацу 4 п. 2 ст. 7 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» в качестве товарных знаков без согласия правообладателей не должны регистрироваться обозначения, воспроизводящие «названия известных в Российской Федерации произведений науки, литературы и искусства, персонажи из них или цитаты, произведения искусства или их фрагменты…». Однако эта формулировка дает множество поводов для различных толкований, и прежде всего в силу значительных терминологических отличий от законодательства, действующего в сфере авторского права.

Так, на практике возникали вопросы с толкованием понятия «названия известных в Российской Федерации произведений», поскольку существующее законодательство об авторском праве не предусматривает такой категории, как «известность». Неясно также, в данном случае охраняются любые названия или только представляющие собой результаты творческой деятельности и охраняемые авторским правом. Понятие «персонаж» пока законодательно не определено, а понятию «цитата» может придаваться самое различное значение.

Таким образом, сосуществование даже двух древнейших институтов права ИС нередко приводит к возникновению неоднозначно решаемых вопросов. В новых технологических областях проблемы значительно обостряются. Достаточно упомянуть о сложностях, возникающих при попытке решения споров при совпадении доменных имен сети Интернет с чужими фирменными наименованиями или товарными знаками.

На наш взгляд, целесообразно рассматривать право ИС как единый правовой институт и уделять внимание не столько классификации охватываемых им видов объектов, сколько поиску путей устранения возникающих противоречий и пробелов.

Как уже отмечалось, право ИС в настоящее время включает чрезвычайно широкий спектр прав на объекты ИС, которые традиционно подразделяются на личные неимущественные и имущественные права. По мнению многих исследователей, система имущественных прав на использование объектов ИС имеет постоянную тенденцию к расширению. Это происходит как за счет появления новых объектов права ИС, так и благодаря расширению круга правомочий в отношении уже существующих.

Например, перемены, вызванные бурным развитием цифровой и компьютерно-сетевой технологий, привели к тому, что охрана произведений, исполнений, фонограмм, передач телерадиовещательных организаций в связи с преобразованием их в цифровую форму и использованием в цифровых сетях стала потенциально самой проблемной областью в сфере авторского права и смежных прав. В последнее время все отчетливее проявляется необходимость в принятии действенных мер для преодоления негативных последствий, обусловленных появлением новых технологий и развитием средств массовых коммуникаций.

Любое использование произведений, исполнений, фонограмм в цифровых интерактивных сетях (в том числе в Интернете), как правило, неразрывно связано с осуществлением трех последовательных действий: загрузкой провайдером содержания цифровой копии используемого объекта в память компьютера (на сервер), поступлением информации к потребителю и воспроизведением копии охраняемого авторским правом объекта на компьютере потребителя (конечного пользователя) [6, с. 5-12]. Преобразованные в цифровую форму произведения и объекты смежных прав могут передаваться в цифровой сети с использованием любых способов связи: по телефонным проводам, кабельным линиям, оптико-волоконным системам, с применением эфирного наземного и спутникового вещания.

Нельзя не заметить, что такое использование произведений, исполнений, фонограмм, передач организаций эфирного и кабельного вещания значительно отличается от обычных способов их использования. Например, прием программ в так называемом интерактивном режиме предполагает активное участие в этом процессе самих конечных потребителей, в то время как при эфирном и кабельном вещании происходит пассивный прием программ. В интерактивных сетях вообще отсутствует какое-либо устройство, аналогичное по своему назначению используемому при вещании передатчику: в принципе, любой подключенный к сети пользователь (потребитель) может сам быть не только получателем, но и отправителем информации.

Интерактивность предполагает наличие возможности осуществлять прием и передачу сигналов в любое время, по собственному выбору их получателей и отправителей. Прием сигналов не всегда осуществляется синхронно с их передачей. Потребители сами могут выбирать, когда именно охраняемый авторским правом объект будет предоставлен в их распоряжение. Преобразование сигналов в цифровую форму позволяет осуществлять ряд специфических технологических операций над ними: «сжатие», разбивку на пакеты с последующим «расширением» и объединением пакетных сообщений после их приема.

В ряде случаев при использовании объектов в цифровых интерактивных сетях имеют место специфические с точки зрения авторского права ситуации, например, сообщение в целях последующего воспроизведения при загрузке файлов МР3 и т. д. В результате, несмотря на применение в интерактивных сетях многих технических устройств и способов связи, характерных для эфирного и кабельного вещания, полная аналогия почти во всех случаях невозможна. Интерактивная цифровая среда создает дополнительные возможности, которых нельзя не заметить, в том числе в виде множества персональных интерактивных коммуникаций.

Новые международные соглашения свидетельствуют как о применимости существующего законодательства к новым реалиям, так и о необходимости его скорейшего совершенствования с целью учета на законодательном уровне специфики того комплекса отношений, который складывается при использовании произведений, исполнений, фонограмм, теле- и радиопередач в новой глобальной цифровой среде.

Основное внимание при этом приходится сосредоточивать на центральной части процесса – предоставлении возможности доступа к информационному объекту, размещенному в одном из «узелков» цифровой интерактивной сети. В связи с этим уже в самые первые годы существования Интернета на международном уровне (в рамках работы над так называемыми «Интернет-договорами» ВОИС – Договором ВОИС по авторскому праву и Договором ВОИС по исполнениям и фонограммам, принятыми в декабре 1996 г.) было предложено закрепить в новых международных договорах и национальных законодательствах новое правомочие, позволяющее наиболее полно отразить особенности «сообщения для всеобщего сведения» в условиях цифровой интерактивной сети и тем самым обеспечить более надежную охрану авторских и смежных прав в современных условиях.

В результате такого подхода у правообладателей появилось совершенно новое исключительное имущественное право на «доведение до всеобщего сведения», закладывающее правовую основу для контроля за предоставлением публике доступа к произведениям и объектам смежных прав через интерактивные сети. Данное право уже закреплено в законодательных актах наиболее развитых стран мира.

В Российской Федерации все острее осознается необходимость включения этого нового «Интернет-права» в гарантируемый правообладателям перечень авторских и смежных прав. Эта необходимость была полностью учтена во внесенном в Государственную Думу РФ проекте изменений и дополнений к Закону РФ «Об авторском праве и смежных правах». Предполагается предоставить авторам, исполнителям, производителям фонограмм, телерадиовещательным организациям совершенно новое правомочие, призванное гарантировать реализацию их прав в интерактивной цифровой среде, – право на доведение до всеобщего сведения, т. е. «право осуществлять, разрешать или запрещать сообщение произведений, исполнений, фонограмм, телерадиопередач таким образом, что они становятся доступными представителям публики из любого места в любое время по их выбору (в интерактивном режиме)».

Наряду с необходимостью законодательного закрепления новых правомочий, технологическое развитие привело также к появлению новых видов сложных комплексных объектов, для эффективной охраны которых требуются, во-первых, согласованное применение положений различных институтов права ИС, а во-вторых, предоставление оптимальных способов реализации авторских и смежных прав.

Совершенствование цифровых технологий послужило основой для развития продуктов мультимедиа, представляющих собой объединение различных способов подачи информации (в том числе в интерактивном виде), делающих одновременно доступными для восприятия человеком устные и письменные тексты, графику, мультипликацию, музыку, фотографические изображения, видеоинформацию, иные зрительные образы и звуковые эффекты. Как отмечают многие специалисты, в произведениях мультимедиа используются специфические, присущие только им сочетания средств выражения, цифровые носители допускают интерактивное обращение – «нелинейное» использование, предоставляющее пользователю возможность вмешиваться в содержание произведения.

Почти любой продукт мультимедиа – это сложный комплексный объект, для создания и использования которого требуется «юридическая очистка» прав на включенные в него произведения, компьютерные программы, исполнения, фонограммы. В то же время сам создаваемый мультимедийный объект также нуждается в адекватной правовой охране, позволяющей вернуть средства, вложенные в его создание, и получить прибыль, достаточную для поддержания интереса инвесторов. Таким образом, с точки зрения законодательства об авторском праве создатели продуктов мультимедиа занимают двойственную позицию. Они одновременно выступают и в роли пользователей, т. е. лиц, которые вынуждены использовать чужие произведения, и в роли правообладателей, заинтересованных в охране результатов своей деятельности. Их правовое положение до некоторой степени сходно с положением изготовителей аудиовизуальных произведений, однако во много раз возрастают трудности, с которыми им приходится сталкиваться при обеспечении юридической чистоты мультимедийной продукции и юридической надежности ее защиты от несанкционированного использования.

Некоторые пользователи зачастую не могут установить договорные отношения со всеми правообладателями из-за обширности того репертуара, в котором они нуждаются. В то же время отдельные правообладатели не в состоянии отслеживать использование охраняемых авторским правом объектов в цифровых сетях и продуктах мультимедиа, т. е. они фактически лишены возможности защищать свои права в цифровой среде теми же способами, что и при обычном использовании таких объектов.

В связи с этим одной из заметных тенденций развития современной правотворческой и правоприменительной практики в области ИС являются определение новых путей реализации соответствующих прав и формирование новых способов их защиты, развитие национальных и международных систем управления авторскими и смежными правами на коллективной основе. В ряде случаев коллективное управление правами – единственная работоспособная альтернатива полному отказу правообладателей от получения вознаграждения за использование их авторских и смежных прав.

Поэтому вопросам коллективного управления уделяется все больше внимания как на международном, так и на национальном уровнях. Практически во все новые международные договоры в области авторского права и смежных прав, принятые или подготавливаемые ВОИС, в той или иной мере закладываются положения, необходимые для дальнейшего развития систем коллективного управления. Значительное место вопросы коллективного управления авторскими и смежными правами занимают в принимаемых в последнее десятилетие директивах ЕС.

В условиях цифровых технологий появляется уникальная возможность без особого труда делать копии произведений, обеспечивая их абсолютную идентичность оригиналу. После преобразования объекта в цифровую форму появляется возможность очень просто и недорого воспроизводить его экземпляры практически без потери качества и распространять их с использованием телекоммуникационных средств. Простота совершения правонарушений, безнаказанность нарушителей, объясняемая, в частности, страхом потерпевших перед затяжными судебными процессами, легкость и дешевизна копирования, широкое распространение технологий, позволяющих быстро распространять охраняемые объекты, глобальный характер цифровых сетей, устойчивость представления о том, что любое использование информации, находящейся в цифровой сети, не может быть противозаконным, - вот только некоторые из факторов, мешающих осуществлять охрану и заставляющих искать новые пути решения возникающих проблем.

Большие объемы выпуска контрафактной продукции и высокий уровень нелегального использования объектов ИС – весьма тревожные симптомы назревающих противоречий между экономическими реалиями и правовыми конструкциями. Высокая доходность пиратской деятельности приводит к тому, что даже уголовные и административные меры оказываются неэффективными, причем одно только их дальнейшее ужесточение не способно существенно повысить действенность защиты.

Особенно тревожная ситуация складывается в сфере новых технологий. Как уже отмечалось ранее, чтобы компенсировать свои потери от пиратства правообладатели повышают цену или придерживаются практики тотального запрета использовать свои произведения и объекты смежных прав в новых высокотехнологичных сферах, что в свою очередь провоцирует стагнацию легального сектора рынка ИС и способствует дальнейшему росту доходов правонарушителей.

Необходимость срочного формирования современных механизмов защиты ИС приводит к поиску оптимального, взаимодополняющего сочетания правовых и технологических мер защиты. Так, в упоминавшейся выше Директиве ЕС № 2001/29/ЕС от 22.05.2001 г., закладывающей основы для создания в Европе современной правовой системы, отвечающей потребностям нового информационного общества и нового рынка товаров и услуг, специальная глава посвящена вопросам применения технических средств защиты и использования информации об управлении правами. Включенные в нее статьи развивают и конкретизируют положения, содержащиеся в приведенных выше «Интернет-договорах» ВОИС 1996 г.

На примере указанной Директивы ЕС видна также озабоченность проблемами, связанными с законодательным обеспечением возможности применения запретов и санкций не только против самих нарушителей, но и против «посредников, чьи услуги используются третьими лицами для нарушения авторских или смежных прав» (ст. 8 Директивы). Причем в данном случае речь идет не только о «провайдерах доступа», обеспечивающих услуги связи для пользователей Интернета, но и о любых других лицах, играющих роль посредников при воспроизведении и распространении охраняемых авторским правом объектов (заводах, изготавливающих компакт-диски, передающих теле- и радиоцентрах, предприятиях полиграфической промышленности и т. д.). Таким образом, на международном уровне закладывается правовой фундамент как для предотвращения и пресечения правонарушений, так и для конструктивного сотрудничества всех заинтересованных в этом лиц.

Одно из важных требований Соглашения TRIPS, входящего в пакет документов о создании Всемирной торговой организации (ВТО), - возложение на все вступающие в ВТО государства обязанности «обеспечить, чтобы их законодательство предусматривало процедуры… позволяющие осуществлять эффективные действия против любого акта нарушения прав интеллектуальной собственности… а также средства судебной защиты, играющие сдерживающую роль в отношении дальнейших нарушений». Аналогичные положения нашли отражение в упомянутой выше Директиве ЕС № 2001/29/ЕС от 22.05.001 г., в частности, обязательность обеспечения «эффективных, пропорциональных и разубеждающих санкций» в отношении нарушителей, чего, к сожалению, так не хватает отечественному законодательству.

Как уже не раз отмечалось специалистами, такое положение во многом является следствием настойчиво пропагандируемой доктрины «обязательной соразмерности ответственности и убытков», в результате чего зачастую присуждаемые за нарушение прав ИС суммы оказываются ничтожными, никак не оправдывающими затрат времени и сил правообладателя, затеявшего судебный процесс. Заложенная в ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» возможность применения «компенсационного принципа» нивелируется судебной практикой, настаивающей на точной «доказанности» всех убытков. На наш взгляд, российская практика нормотворчества и правоприменения должна быть усовершенствована с учетом указанных выше положений.

В современных условиях значительно возрастает роль государства в решении проблем ИС. Это связано с развитием новых современных технологий, необходимостью реализации норм действующего законодательства, координации деятельности авторско-правовых организаций, ростом числа нарушений и необходимостью изменения существующего к ним в обществе отношения, становлением института «платного общественного достояния», активным развитием внутригосударственного и международного законодательства, необходимостью обеспечения надежной правовой охраны отечественных правообладателей за рубежом. Кроме того, возрастает важность эффективного осуществления государством таких традиционных функций в области ИС, как разработка норм внутреннего законодательства и защита ИС путем заключения международных договоров.

Терминология, основные положения и даже структура законодательства в области ИС во многом предопределяются существующими международными соглашениями. В последние десятилетия особенно заметны интенсификация международного сотрудничества по вопросам ИС и развитие унификационных процессов в связи с появлением новых технологических достижений.

Прежде всего нельзя не отметить большое число действующих международно-правовых актов, посвященных различным объектам ИС, и постоянное стремление учитывать новые технологические реалии путем разработки новых международных соглашений, а также принятия поправок и дополнений к уже действующим.

Так, ВОИС, являющаяся одним из 16 специализированных учреждений системы ООН, насчитывает в настоящее время 179 государств-членов и осуществляет административные функции в отношении 23 международных договоров, касающихся различных аспектов охраны ИС. Несмотря на наличие среди администрируемых ВОИС договоров нескольких международных соглашений, имеющих более чем вековую историю (Бернская конвенция, Парижская конвенция, Мадридское соглашение), становится очевидным, что в последние десятилетия значительно активизировалась работа по урегулированию различных аспектов права ИС на международном уровне, причем наряду с принятием новых договоров, многим из которых не исполнилось еще и десяти лет, подверглись пересмотру почти все старые договоры в этой области.

Общая тенденция к урегулированию многих вопросов ИС на международном уровне становится еще более очевидной при изучении динамики развития региональных соглашений, касающихся ИС. Так, за последние десять лет в Европейском союзе было принято несколько важных директив, непосредственно связанных с решением проблем ИС.

Принцип национального режима, обычно предусматриваемый международными договорами в области ИС, в настоящее время значительно усиливается одновременным закреплением в Соглашении TRIPS «режима наибольшего благоприятствования» для граждан и юридических лиц из всех стран, участвующих в ВТО (ст. 4 указанного Соглашения). В результате каждая страна должна не только предоставить лицам из других стран объем прав, не меньший, чем тот, которым пользуются собственные граждане (национальный режим), но и обеспечить лицам из любой страны, вступившей в ВТО, полное равенство в вопросах охраны ИС (режим наибольшего благоприятствования): равные права, одинаковые льготы, идентичные меры защиты и т. д.

Таким образом, на международном уровне отчетливо определились общие тенденции развития правового регулирования отношений в области ИС: унификация национальных законодательств в сочетании с универсализацией охраны и обеспечением единого подхода при ее предоставлении гражданам разных стран, выравнивание объема предоставляемых прав и возможностей их защиты во всех странах мира для всех заинтересованных физических и юридических лиц. В результате авторско-правовая охрана постепенно утрачивает свой «территориальный» характер, причем аналогичные тенденции наблюдаются также в отношении объектов промышленной собственности, которые традиционно характеризуются наибольшей степенью «территориальной привязанности». В связи с постепенным переходом от принципа взаимности к национальному режиму и режиму наибольшего благоприятствования, по мере унификации правовых норм и гармонизации законодательств, в результате появления все новых глобальных международных соглашений, развития цифровых сетей авторские права постепенно приобретают новое свойство – «трансграничность» [7, с. 16017].

Обеспечение надлежащей защиты прав ИС в любой стране – гарантия реализации важнейших прав человека, закрепленных в ряде основополагающих международно-правовых документов. В настоящее время развитие любого национального законодательства об отдельных институтах ИС должно осуществляться с обязательным учетом согласованных на международном уровне подходов, которые нашли воплощение в международных соглашениях, уже более столетия предопределяющих международно-правовую регламентацию важнейших институтов права ИС и оказавших решающее влияние на развитие национальных систем законодательства в области ИС.

Нет сомнений в том, что отношения, связанные с использованием результатов интеллектуальной деятельности, будут развиваться и дальше. В итоге ждет своего разрешения вопрос о направлении грядущей эволюции права ИС, которое до настоящего времени развивалось преимущественно «стихийно», что приводило то к недостаточности охраны, то к недопустимой сверхзащищенности. Причем базовое соотношение интересов пользователей и правообладателей нарушалось в обоих случаях. Необходимо проявить значительную гибкость, с одной стороны, предоставив пользователям возможность для эффективной эксплуатации интеллектуальных ценностей, а с другой – обеспечив создателям таких ценностей необходимую защиту от возможного произвола.

Сегодня перед российским государством стоит важная задача – формирование цивилизованного рынка ИС. Почти все негативные явления, с которыми приходится сталкиваться в сфере ИС российским гражданам и организациям, так или иначе связаны с двумя основными проблемами: небольшим объемом и медленным развитием рынка ИС. Основные причины такого положения – «неупорядоченность» отношений, трудности при реализации прав и их использовании, большое количество правонарушений, отсутствие развитой инфраструктуры, единой государственной политики и механизмов правового регулирования в данной области.

На наш взгляд, в настоящее время государственная политика и усилия всех заинтересованных лиц в сфере ИС должны быть направлены на формирование такой системы осуществления прав ИС и такого механизма ответственности за их нарушение, при которых реализовывать и соблюдать указанные права было бы достаточно просто, а нарушать – чрезвычайно невыгодно.

 

Литература

1. Кейзеров Н. Духовное имущество как комплексная проблема // Общественные науки и современность. - 1992. - № 4.

2. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. - М., 1999.

3. Мильгром В. Дело «БЕТАМАКС»: двенадцать лет спустя // ИС.- 1995. - № 11-12.

4. Керевер А. Охрана авторских прав и смежных прав в соглашении АПИСТ, подписанном в Марракеше // Бюллетень по авторскому праву. - 1995. - № 4.

5. Мильгром В. Позвольте не согласиться: о товарном знаке и международной лицензионной практике // ИС. - 1995. - № 7-8.

6. Зятицкий С., Терлецкий В., Леонтьев К. Авторское право в Интернете: три стадии одного процесса // ИС. Авторское право и смежные права. - 2001. - № 8.

7. Зятицкий С., Терлецкий В., Леонтьев К. Этапы развития территориального принципа действия авторских прав и проблемы «трансграничности» в условиях новых технологий // ИС. Авторское право и смежные права. - 2002. - № 3.

 

]]>]]>